. Охрана ЧАЭС в ночь аварии и после | ЯСталкер

Охрана ЧАЭС в ночь аварии и после

Rate this post

В мае 1986 года МВД СССР было предписано в месячный срок построить ограждение вокруг зоны отчуждения и установить необходимый режим охраны. В связи с этим внутренним войскам МВД было поручено строительство инженерного заграждения и организация охраны зоны войсковыми нарядами. В сложных радиационных условиях работы были завершены и в установленные сроки приняты комиссией. В июле 1986 года граница 10- и 30-километровых зон была оборудована сигнальной системой и специально сформированные части внутренних войск приступили к охране рубежа по границе зоны отчуждения. Это позволило повысить надежность охраны зоны, сократить число личного состава, выделяемого для несения службы.

Кроме этих работ внутренние войска осуществляли охрану Чернобыльской АЭС, проводили радиационную разведку, участвовали в эвакуации населения.

В 1970-80 годы этап развития мировой экономики характеризовался неуклонным ростом ядерной энергетики. В целях обеспечения безопасности объектов ядерной энергетики государством возложены на внутренние войска МВД задачи по охране АЭС, поддержанию на них внутриобъектового режима. Непосредственно эти задачи выполняют специальные части. Они имеют на всех уровнях войсковых структур заранее разработанные и скоординированные с другими силами планы действий при чрезвычайных обстоятельствах. От внутренних войск для служебно-боевых действий в этих условиях дополнительно привлекаются, как правило, оперативные части или части другого предназначения. Порядок действий при осложнении обстановки предусмотрен в планах охраны и обороны.

Для отработки действий всех сил по планам взаимодействия проводятся различные виды учений и тренировок. Все эти меры позволили с первых же минут катастрофы на ЧАЭС активнейшим образом включиться силам и средствам внутренних войск в ликвидацию ее последствий. Воинам внутренних войск впервые пришлось нести боевую службу в условиях радиоактивного заражения, практически выполнять мероприятия по радиационной защите личного состава, проводить спасательные работы населения и решать много других внезапно возникающих задач с риском для жизни и здоровья.

Охрана Чернобыльской АЭС осуществлялась войсковой частью 3561, которая, дислоцировалась в 1 километре от станции. 26 апреля 1986 года боевую службу по ее охране выполнял личный состав 2-го взвода. Начальник караула командир взвода старший прапорщик Герман В.П., который проявил высокое самообладание, действовал смело, решительно, личным примером вдохновлял подчиненных.

26 апреля 1986 года в 1 час 20 минут во время взрыва и возникшего пожара, вблизи 4-го энергоблока несли боевую службу прапорщики Тихомиров В.Н., Тимофеев В.А., Седов И.Г., Северенчук П.Д.

Прапорщик Северенчук П.Д., находившийся ближе всех к месту взрыва, не растерявшись, немедленно подал сигнал тревоги, продолжая выполнять обязанности часового под непосредственным воздействием последствий взрыва, постоянно докладывая об обстановке.

Часовой другого ближнего поста прапорщик В.Н. Тихомиров первым заметил и доложил в караул о начавшемся пожаре и смело действовал в этих условиях.

Прапорщики В.А. Тимофеев и Н.Г. Седов, сменившись с постов сразу после взрыва, выполняли задачу по обеспечению часовых постов средствами защиты, спасая жизнь своих товарищей.

Рискуя жизнью, находясь в зоне повышенной радиационной опасности, они и другие военнослужащие караула проявили самообладание и верность воинскому долгу. Благодаря их умелым действиям караул через 3 минуты был приведен в боевую готовность и действовал согласно плану охраны и обороны объекта.

Капитан Медведев в момент аварии проверял службу часовых на 4-м энергоблоке. Об обстановке он доложил командиру части, в пожарную охрану и начальнику смены ЧАЭС, организовал доставку на посты средств защиты и перевел часовых в укрытия. Прибывший по тревоге личный состав войсковой части 3561 под руководством командира подполковника В.И. Бирюкова приступил к выполнению задач совместно с пожарной охраной и сотрудниками ЧАЭС по локализации катастрофы.

Капитан О.Э. Вакула сразу же после взрыва на 4-м ЭБ совместно с представителем режима ЧАЭС выдвинулся на посты по периметру, обследовал состояние ограждения и сигнализации, состояние часовых и постов. Дежурный техник караула по инженерно-техническим средствам прапорщик С.Хомяков приступил к восстановлению сигнализации, вышедшей из строя при взрыве.

Химик-инструктор батальона прапорщик С.М. Качан Вместе с дежурным дозиметристом станции провел радиационную разведку мест несения боевой службы. На основании его доклада,по согласованию с режимными органами и директором АЭС была уточнена система охраны, изменена дислокация постов с учетом перевода на усиленный вариант службы, закрыто КПП-2 из-за резкого возрастания уровней радиации. Истинных размеров беды никто не знал, время ликвидации последствий установить было невозможно.

Около 4 часов 30 минут у отдельных военнослужащих стали проявляться признаки облучения. Пораженные были немедленно отправлены в санчасть.

В этой сложной обстановке было сделано все, чтобы не возникло панических настроений среди личного состава и сотрудников станции. К чести офицеров, они с этой задачей справились.

27 апреля в 5 часов утра личный состав части (за исключением караула по охране ЧАЭС и дежурных сил) был выведен в район села Рудня-Вересня, где был разбит палаточный лагерь.

Анализируя действия караула, подразделений штаба и служб части в начальный период действий, можно сделать вывод, что все стоящие на этот период задачи были выполнены. Вместе с тем был вскрыт ряд недостатков:

— во-первых, охрана АЭС была организована без учета возникновения подобных аварий. Места несения службы не имели противорадиационной защиты и приборов радиационного контроля;

— во-вторых, обеспеченность подразделений по охране АЭС средствами защиты, приборами разведки и дозконтроля осуществлялась по нормам, установленным для Вооруженных Сил, а этого оказалось явно недостаточно. Например, на мирное время в батальоне не предусматривалось ни одной машины радиационной и химической разведки и специальной обработки;

— в-третьих, не предполагались действия части в подобных условиях, поэтому не было саперных лопаток, раскладушек, полевых кухонь, запасов продовольствия;

— в-четвертых, в части не было предусмотрена штатом должность начальника химической службы, а одного химика-инструктора, как показала жизнь, оказалось явно недостаточно.

В результате все эти недостатки пришлось устранять в последующем, что отрицательно сказалось на организации боевой службы в экстремальных условиях и жизнеобеспечения личного состава части, охраняющей ЧАЭС.

Краткие изложения подвига личного состава спецкомендатуры и войсковой части 3561 свидетельствуют, что внутренние войска с первых минут катастрофы на ЧАЭС ощутили на себе эту грозную трагедию.

Через три часа после взрыва к месту происшествия была выдвинута оперативная группа и сводный отряд из частей внутренних войск МВД СССР Киевского гарнизона во главе с генерал-лейтенантом Н.М. Смирновым В состав сводного отряда были включены офицеры химической службы частей и взвод химзащиты 290 Новороссийского Краснознаменного мотострелкового полка ВВ МВД СССР.

26 апреля 1986 года основные усилия были сосредоточены на восстановлении боеспособности части и усилении охраны ЧАЭС, на проведении радиационной разведки в районе станции, дорогах к ней и прилегающих населенных пунктах. Первые сведения о высоких уровнях радиации в районе АЭС поступили от химического разведывательного дозора в этот же день, к 7-8 часам утра.

По прибытии в г. Припять 26 апреля начальником химической службы Управления внутренних войск по УССР и МССР полковником Ю.С. Паненко и офицером химической службы управления майором Н.И. Луциком была лично проведена радиационная разведка местности. Возникла новая сложная задача: совместно с местными органами власти и милиции осуществить охрану общественного порядка в г. Припяти и с 18.00 27 апреля 1986 г. обеспечить эвакуацию 44400 чел. 2 мая было принято решение о выселении из 10- километровой, а с 5 мая — с 30-километровой зон. В выполнении этой задачи принимали участие воины уже знакомого 290 МСП и 1 специального моторизованного полка милиции внутренних войск МВД СССР.

Кроме населения г. Припяти необходимо было эвакуировать людей еще из 578 населенных пунктов. Личному составу пришлось взять на контроль все строения этих населенных пунктов, а только в г. Припяти было 168 многоэтажных домов с 544 подъездами. Жители, подлежащие отселению, особенно в деревнях, и больше в Белоруссии, не хотели верить в грозящую опасность и свои родные места покидали со слезами и надеждой вернуться. Это был основной вопрос всех: “Когда возвратимся?” Никто не верил, что на “когда” нет ответа.

Так начинались действия внутренних войск в Чернобыльской трагедии. Умелые действия химиков внутренних войск сыграли большую роль в ликвидации последствий катастрофы.

На первом этапе огромную ответственность за организацию химического обеспечения и радиационной безопасности войск приняли на себя начальник химической службы войск полковник Г.А. Артемьев. Офицеры П.П. Ропало, А.Б. Филон, Н.А. Назаров, Ю.С. Паненко, Н.И. Луцик, В.Д. Оденков, И.Ширяев и многие другие, действуя в зоне ЧАЭС, организовали радиационную разведку, контроль и специальную обработку личного состава не только частей внутренних войск, но и населения. В дальнейшем обеспечением радиационной безопасности войск в зоне ЧАЭС руководили офицеры-химики В.Г. Хализов, А.Подкопаев, А.В. Рачкаускас, С.И. Никитин 90% офицеров-специалистов химической службы войск участвовали в практическом осуществлении мероприятий химического обеспечения в зоне ЧАЭС.

Задачи перед частями, находившимися в зоне ЧАЭС, возрастали ежедневно, особенно в поддержании установленного Правительственной комиссией режима в границах 30-километровой зоны, к охране которой внутренние войска приступили с 4 мая 1986 года. Начальником внутренних войск МВД СССР по УССР и МССР генерал- лейтенантом Н.Т. Алекса было принято решение о наращивании сил и средств.

Для выполнения поставленной задачи по охране 30-километровой зоны было образовано четыре сектора. На территории Украины: сектор № 1 — Полесский, сектор № 2 — Чернобыльский; на территории Белоруссии: № 1 — Наровля, № 2 — Брагин, которые совпадали с административными районами, где повышалась роль органов милиции за охрану общественного порядка на отселенной территории, усиливался контроль на дорогах, активизировалась борьба с расхитителями, а проще ворами, государственной и личной собственности. В секторах Украины было выставлено 27 КПП и 62 заслона, на территории Белоруссии — 22 КПП и автопатрули между ними. Умело руководил движением многочисленного транспорта на дорогах генерал-майор милиции В.Д. Пицюра.

Более целенаправленной и организованной стала работа органов милиции и пожарной службы во взаимодействии с внутренними войсками после издания 5 мая приказов министрами внутренних дел УССР и Белоруссии об усилении охраны общественного порядка в районе Чернобыльской АЭС.

С этого дня заслонов и КПП стало меньше,но они стали более результативными по выполнению задач с включением в них работников милиции.

Все эти наряды располагались в не оборудованных для службы местах, что вызывало определенные трудности.

Для выполнения этого большого по занимаемым рубежам объема задач от внутренних войск были задействованы три мотострелковых полка, один отдельный моторизованных частей милиции общей численностью до трех тысяч человек.

По-фронтовому тяжелый и ответственный труд лег на плечи командиров частей полковников Гришанкова М.А., Бобровника А.П., Мохова В.Г., их заместителей и штабы. Неизмерима тяжесть солдат и сержантов, ротных и взводных командиров. Кроме круглосуточного несения боевой службы на постах, количество которых не совпадало с возможностями войск, этим же военнослужащим приходилось создавать инженерные заграждения, оборудовать КПП, места расположения войсковых нарядов и обустраиваться в местах дислокации,так как их частая смена вызывалась выбором безопасных мест. Так, например, только за одну неделю (с 4 по 11 мая) было построено по периметру зоны 110 километров проволочного ограждения. Особенно тяжело было водителям машин, бронетранспортеров, которые буквально сутками не отрывались от руля.

За ратный труд и мужество высших наград Родины были удостоены старшина М.Иващук, ефрейтор Р.Пидгирный, младшие сержанты А.Степаненко, Г.Павлишин, рядовые Ю.Харудин, М.Тотало, В.Долгов, М.Писаренко и многие другие.

В начале мая стало очевидным, что внутренним войскам предстоит длительное время выполнять сложные и ответственные служебно- боевые задачи не только по охране и обороне ЧАЭС, но и в 30- километровой зоне.

Первым заместителем министра внутренних дел СССР генерал- полковником В.П. Трушиным и начальником внутренних войск генералом армии И.К. Яковлевым 14 мая, после всесторонней оценки обстановки и встреч с Председателем Правительственной комиссии И.С. Силаевым, в г. Иванково было проведено совещание с руководителями оперативных групп МВД, командованием воинских частей внутренних войск. На этом совещании были уточнены задачи, определены дополнительные меры на длительную перспективу. Одна из них, — обустройство войск на 30-километровом рубеже, создание не временных, а более надежных инженерно-технических заграждений с системой сигнализации, что позволяло более надежно выполнять задачи меньшими силами. Но это было будущее. Когда было принято решение о строительстве инженерно-технических средств,караульных помещений военных городков и других объектов, в район Чернобыля были переброшены дополнительные силы. Особенно следует отметить саперный батальон дивизии имени Ф.Дзержинского. Под руководством офицеров-инженеров внутренних войск Попова В.П., Орлова А.М., Манастырского Г.В., Афонина В.А.,Голышева А.К. и офицеров батальона Скачкова М.И., Цилурика Л.А., Четверекова М.А., старшего прапорщика Долматова Ю.О. было возведено 112 заграждений, возведены постовые вышки, построено пять военных городков.

Впоследствии, охрана 30-километровой зоны и выполнение других задач режимного характера были возложены на вновь сформированную отдельную воинскую часть.

Здесь следует отметить, что охрана режимных зон, в том числе 30- километровой, была сопряжена со значительными трудностями, колоссальным напряжением моральных и физических сил военнослужащих. Тридцатикилометровая зона это не круг с радиусом 30 км, а изломанный сложный рубеж, проходящий по окраинам населенных пунктов, в лесу, на болоте и отходящий на 40 и более километров от условной границы.

Особенно сложные участки в западной (Полесской) зоне и всей территории Белоруссии. Несмотря на тщательную радиационную разведку рубежей охраны, мест строительства военных городков и караульных помещений, нам не удалось избежать действий на зараженной местности. Поэтому личный состав выполнял задачи, находясь под постоянным воздействием радиации, что и явилось причиной снятия задачи по охране 30-километровой зоны с войсковой части.

Этот урок имеет практическое значение и требует тщательного изучения, изыскания наиболее целесообразных способов выполнения служебно-боевых задач в подобной обстановке.

Не менее сложные задачи возлагались на Минскую дивизию ВВ МВД СССР, которая действовала в 10-километровом, а затем в 30- километровом рубеже на территории Белоруссии.

Следует отметить высокие организаторские качества командира дивизии полковника А.С. Куликова, который совместно с министром МВД БССР умело осуществлял охрану общественного порядка в отведенной зоне ответственности с первых дней возникновения чрезвычайной ситуации и обеспечивал эвакуацию населения из загрязненных населенных пунктов.

Непосредственная работа по выполнению задач в Белорусской зоне в сложных условиях (лесисто-болотистая местность, бездорожье) легла на военнослужащих мотострелкового полка (командир полка — полковник А.Бобровник)и другие части дивизии.

Значительный вклад в организацию работ ВВ на данном направлении внесли заместитель командира дивизии полковник Л.Притворов и начальник штаба дивизии В.Капля, возглавлявшие войсковую оперативную группу.

Автор данных строк больше обратил внимания на начальную стадию событий Чернобыльской трагедии, полагаю, самый трудный период не только для внутренних войск, а для всех без исключения, кто был там, особенно в первые часы и дни после катастрофы. Нелегко было в последующие месяцы и годы. В каждое время были свои трудности. Тем не менее всегда труднее начинать.

Основная организационная нагрузка по руководству войсками на начальном этапе легла на оперативные группы Главного управления внутренних войск, возглавляемые генералами Сычевым Н.И., Смысловым Б.К., Крупиным Н.Н., Дубиняком В.С., Бубенчиковым Ф.В., Сергеевым О.М., Наливалкиным Д.А. и другими, а также оперативную группу УВВ МВД СССР по УССР и соединение, дислоцированное на территории БССР.

В начальный период войсками решались следующие задачи: надежная охрана АЭС, и особенно 4-го блока; охрана общественного порядка в г. Припяти и на прилегающей к городу и АЭС местности; развертывание пунктов специальной обработки; выявление радиационной обстановки и контроль за ней; обеспечение эвакуации населения и взятие под охрану и наблюдение населенных пунктов, в пределах 10- и 30-км зон; охрана рубежей 10- и 30-км зон и строительство инженерных заграждений на них; взятие под охрану объектов, обеспечивающих работу по ликвидации катастрофы, в том числе и в очаге поражения; охрана специальных грузов от АЭС до станции Вильга и далее, в пункты назначения.

Теперь, когда оцениваешь объемы выполненных работ (разгрузка сотен вагонов, перевозка огромного количества грузов к местам строительства заграждений и в пункты дислокации подразделений, оборудование зон отчуждения и ввод их в эксплуатацию, строительство десяти военных городков, строжайший радиационный контроль личного состава и персональный учет доз облучения, дезактивация местности и техники, бесперебойное снабжение всем необходимым с баз и складов, расположенных за сотни километров от ЧАЭС, и др.) кажется невероятным, что все это было сделано своевременно и в полном объеме.

Солдат, сержантов, прапорщиков и офицеров, совершивших этот подвиг, не перечесть, многие из них были удостоены государственных наград. Всего в выполнении задач в зоне ЧАЭС было задействовано 4 мотострелковых, 6 специальных моторизированных частей, отдельный батальон связи, отдельный саперный батальон, отдельный батальон специальных частей, подразделения обеспечения пяти других полков. Всего было привлечено в разное время 14450 военнослужащих внутренних войск.

Бесценный опыт, приобретенный руководством и войсками в этот период, широко используется для устранения недостатков в организации боевой службы по охране АЭС и других радиационно опасных объектов. Однако многое еще недостаточно изучено, не все просчеты выявлены и устранены.

На наш взгляд, было бы целесообразным:

— продолжить совершенствование служебно-боевых действий караулов в экстремальных условиях, завершить оборудование мест несения службы часовых и укрытий для них с точки зрения радиационной безопасности;

— определить дополнительные участки постов вне территорий охраняемых объектов на случай переноса рубежей охраны или ее усиления;

— создать переносные инженерно-технические средства для оборудования этих постов;

— систематически, не менее двух раз в год, проводить командно- штабные учения для отработки совместных действий всех взаимодействующих сил и средств в различных экстремальных условиях. Разработка таких учений должна осуществляться вышестоящими над администрацией объектов инстанциями и привлекаемых для ликвидации последствий войск и органов безопасности и внутренних дел;

— учить части и подразделения совершению маршей по зараженной местности с учетом просчетов, выявленных при перемещениях в 30- и 10-километровых зонах.

Для ведения радиационной разведки, специальной обработки и других мероприятий химического обеспечения необходимо, как показал опыт, иметь большое количество вооружения химических войск и средств защиты в частях оперативного назначения и в авиационных частях внутренних войск.

Службы войскового тыла, медицинская служба должны приобретенный опыт не только всесторонне оценить и описать, но и разработать организационные предложения для их осуществления. Начатая активная работа по всему комплексу выявленных проблем должна найти свое продолжение и понимание в соответствующих органах управления.

Генерал-лейтенант Б.К. Смыслов, первый заместитель командующего ВВ МВД СССР

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru