. Тайна профессора Александрова | ЯСталкер

Тайна профессора Александрова

Rate this post

Тайна профессора Александрова

Все началось с загадочного исчезновения советского ученого, сотрудника Вычислительного центра АН СССР Владимира Александрова. 1 апреля 1985 года он бесследно пропал перед самым отлетом из Мадрида в Москву.

Тут словно кто-то нажал на спусковой крючок. Ученые и специалисты, занимающиеся передовыми технологиями и разработками (как на Востоке, так и на Западе), стали неожиданно уходить в мир иной. Причем каждый раз одна смерть была таинственнее другой. Но об этом чуть позже.

По поводу пропажи Владимира Александрова Академия наук СССР в декабре 1985 года выступила со специальным заявлением. Министерство иностранных дел и посольство СССР в Испании неоднократно обращались к испанским властям. Результат нулевой.

Кто же такой Владимир Александров и кому могло быть на руку его исчезновение? Лучше всего рассмотреть то, чем занимался ученый в Вычислительном центре АН СССР. Тогда и станет ясным, как говорили древние, «кому выгодно». В 1972 году академик Никита Николаевич Моисеев, научный руководитель Александрова, «озадачил» своего сотрудника идеей моделирования динамики больших атмосферных блоков. Эта проблема в то время считалась практически неразрешимой, а потому бесперспективной. Но Владимир Александров, который до этого занимался чисто академическими исследованиями, загорелся азартом одолеть тупиковую задачу. Позже он возглавил работу по моделированию глобальных климатических последствий ядерной войны.

Это и принесло ему всемирную славу и известность. Однако род занятий и позиция ученого могли привести к его устранению (возможно, физическому). Вот что говорил сам академик Никита Моисеев, недавно ушедший из жизни:
– Благодаря научному исследованию, в которое наиболее весомый вклад внесли Владимир Александров и другие ученые, последствия ядерной войны предстали перед всем миром в совершенно новом свете – еще более страшными, чем до сих пор…

О них неустанно говорил Владимир Владимирович, выступая на различных конгрессах, семинарах, симпозиумах. Предупреждал о грозящих катаклизмах и на конференции в Кордове, после которой исчез. Его позиция могла не понравиться тем, кто стремился преуменьшить ужасы ядерной катастрофы, представить атомную войну как обычную, ведущуюся разве что несколько более мощным оружием. И под завесой успокоительных разговоров развертывать все новые и новые системы вооружений, в том числе и космические.

За несколько лет до исчезновения Владимира Александрова западногерманский ученый Пауль Крутцен приступил к исследованию такого феномена, как огненный смерч и его поведение в больших городах. Натолкнули его на изучение подобного катаклизма массовые пожары в Гамбурге и Дрездене, которые возникли в жилых кварталах после варварских бомбардировок союзной авиацией гражданских (а не военных) объектов. Концентрация энергии оказалась столь высокой, что в результате воспламенения квартир, мебели и самих людей стали возникать огненные смерчи – своеобразная самоподдерживающаяся реакция горения… Причем пожары становились все сильнее, захватывая новую городскую территорию. Вскипала вода в фонтанах, черный пепел и дым затмили небо… А ведь такая картина наблюдалась всего лишь после взрывов обычных бомб большой мощности.

Каковы же должны быть последствия применения ядерного оружия? Пауль Крутцен безрадостно констатировал: при обширных пожарах в больших городах, на которые упадут атомные бомбы, в воздух поднимется огромное количество пыли, сажи и дыма. Атмосфера станет практически непроницаемой для солнечного света. Даже через год над «полем боя» будет стоять круглосуточная беспросветная ночь. Параллельно с этим проводилось моделирование использования атомного оружия в других странах. Те же американцы смогли спрогнозировать на своих компьютерах только то, что будет в первый месяц после обмена ядерными ударами. Но в этом «базовом сценарии» не учитывалось взаимодействие атмосферы с океаном. Зато в советской модели середины 80-х годов Владимиром Александровым были просчитаны все климатические последствия.

В случае обмена противниками атомными «нокаутами», скажем, до ста мегатонн по Земле прокатятся всепожирающие смерчи, а на страны и континенты обрушится «ядерная зима». Правда, продлится она не долгий год, как при ста тысячах мегатонн, а всего три месяца. Но и этого окажется достаточно для гибели земной цивилизации.

Когда-то предполагали, что только население Северного полушария, пережившее ядерный удар, окажется в условиях жестокого холода, беспросветных сумерек или полного мрака. А также отсутствия воды, пищи, топлива и под воздействием мощной радиации вкупе с загрязненностью всей среды – воды, почвы и атмосферы. К этому надо добавить болезни и предельные психологические стрессы. Однако, как заметил академик Моисеев, морозы будут свирепствовать и в тропиках. А ведь там стоит лишь чуть-чуть измениться окружающим условиям – и сразу же сокрушительная катастрофа!.. Из-за разительного температурного контраста между сушей и океаном вдоль всего побережья будут бушевать жестокие ураганы. Благодаря таким напастям, как штормы, тьма, ультрафиолетовое излучение, поголовное поражение рыб и других морских животных радионуклидами, прибрежные воды перестанут приносить пищу для населения. Это будет завершающим ударом по существованию человеческой цивилизации.

Впервые о своих результатах советские ученые сообщили коллегам из США в октябре 1983 года на конференции «Мир после ядерной войны». Тогдашний министр обороны США Каспар Уайнбергер посчитал, однако, эти заключения «коммунистической пропагандой» и распорядился провести всесторонние исследования обнародованной концепции. Особенно интересовало его то, что подпадало под термин «ядерная зима». Ведь надо было опровергнуть результаты исследований, а главное – развеять тот пессимизм, в который могла повергнуть американских военных модель постатомной катастрофы Владимира Александрова.

Именно в этот период и происходит загадочное исчезновение советского ученого. Оно становится отправным звеном в цепочке таинственных смертей тех ученых, конструкторов и разработчиков в бывшем СССР, которые занимались созданием элементов будущей отечественной СОИ (лазерного, пучкового и другого современного вооружения). Одни из них умирали в результате неожиданного сердечного приступа, другие – инсульта или какой-нибудь обычной хвори.

Загадочные смерти странным образом перекинулись в 1985 – 1988 годы на западноевропейские страны. Прокатился вал то ли несчастных случаев, то ли заказных убийств. Жертвами стали люди, имевшие отношение к разработкам новейших видов оружия в рамках программы СОИ. (Напомним, что программа эта была задумана как своего рода «зонтик», способный прикрыть от атомного нападения и нанести мощный ракетно-ядерный удар. Тот самый, в результате которого могла наступить «ядерная зима».) Короче, потенциальные жертвы киллеров слишком много знали. В течение нескольких лет погибают французский генерал Рене Одран, западногерманский промышленник Эрнст Циммерманн, боннский дипломат Герольд фон Браунмюль, президент – генеральный директор французской компании «Рено» Жорж Бесс, итальянский генерал Личо Джорджери. Как считают специалисты, они пали в результате ожесточенной борьбы между двумя военно-политическими комплексами – американским и западноевропейским.

Доверия к испанским следователям у их советских коллег поначалу не было. Но это длилось лишь до того момента, как испанские власти пошли навстречу сыщикам из СССР и предоставили возможность провести собственное расследование в Мадриде.

Первым делом следственно-оперативная группа СССР по особо важным делам тщательно обследовала номер гостиницы, где проживал ученый. Но никаких зацепок там найти не удалось. Все ценности, документы и деньги, которые Александров оставил перед последней прогулкой, были на месте. Всё было не тронуто.

Тогда сыщики отправились изучать маршруты, по которым ходил физик. Все возможные маршруты ученого проверили буквально по сантиметру в надежде найти какие-нибудь улики или зацепки, способные помочь в расследовании. Тем не менее и здесь следователей ждало разочарование. Ни частиц одежды, ни следов крови Александрова обнаружено не было.

Не дал результатов и опрос всех лиц, с кем во время своего зарубежного вояжа общался физик.
Отработав все возможные варианты, следственная бригада вернулась в Советский Союз ни с чем.

Moгли ли инocтpaнныe cпeцcлyжбы чeм-либo шaнтaжиpoвaть Aлeкcaндpoвa пepeд пoeздкoй в Иcпaнию? Oб этoм мы нe yзнaeм, нo пpeдпoлoжeниe, чтo мaтeмaтикa пoxитили либo yбили aмepикaнcкиe или бpитaнcкиe cпeцcлyжбы нe бecпoчвeнны, тeм бoлee чтo вcкope пocлe иcчeзнoвeния yчeнoгo в Испании по заданию ЦPУ был схвачен, нo cyмeл бeжaть oфицep KГБ Bитaлий Юpчeнкo, кoтopого посылали выяcнять, чтo испанцам извecтнo oб Aлeкcaндpoвe.

Пocлe иcчeзнoвeния мaтeмaтикa и c нaчaлoм Пepecтpoйки o вoзмoжныx cтpaшныx пocлeдcтвияx ядepнoй зимы cтaли зaбывaть. Hecмoтpя нa тo чтo o cyдьбe yчeнoгo по-прежнему нет никаких сведений, eгo poдныe нe тepяют нaдeжду yзнaть, чтo c ним cлyчилocь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru