Генерал Варенников

Мятежный генерал не дожил до 64-й годовщины Победы над фашизмом три дня. Он оставался одним из немногих свидетелей первого Парада Победы 1945 года. Одним из немногих кто собственноручно бросал к Мавзолею знамена поверженной гитлеровской Германии.

У генерала Варенникова очень большой послужной список. В течение десяти лет занимал посты первого заместителя начальника Генштаба Вооруженных сил, воевал в Афганистане, Анголе, Сирии, Эфиопии. Был организатором работ воинских частей по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Проходил по делу ГКЧП. В августе 1991 года Варенников был арестован и амнистирован только в феврале 1994 года. Считая себя правым не признал амнистии. Впоследствии президиум Верховного суда оставил в силе оправдательный приговор, против которого настаивала Генпрокуратура.

“Трагедия Чернобыля меня не обошла. Из ада в пекло…. ” – Валентин Иванович Варенников

“Бороться с такой силой, как радиация, надо умело. И готовиться к борьбе надо до прихода беды. Мы же стали этим заниматься, когда «гром грянул». Именно в связи с Чернобылем мы поставили перед Киевским, Калужским, Мелитопольским и Челябинским НИИ, соответствующими предприятиями сразу две принципиальные задачи: создать радиоуправляемое устройство (типа трактора с «рукой»), которое могло бы проводить очистку местности или объекта от излучающих элементов, и подготовить специалистов, которые могли бы управлять таким изделием из соответствующего пункта управления. И такая машина была создана под кодовым названием «Клин». Однако со временем пришлось перейти от радиоуправляемых устройств к управлению по кабелю — слишком сильное излучение давало мощные помехи. А по кабелю — нормально.

Но ведь все это пришлось делать день и ночь, в авральном порядке, впопыхах, когда катастрофа не просто уже имела место, а стремительно развивалась. Все это можно и нужно было предвидеть и готовиться к возможным ЧП заранее.

Закончив свою работу во время второй поездки в Чернобыль, я возвращался в Афганистан с тяжелым чувством неопределенности: чем все кончится в Чернобыле, если даже среди наших ученых-ядерщиков нет единства во взглядах.

Мне было ясно, что недисциплинированность сотрудников-экспериментаторов во время эксплуатации АЭС обернулась на четвертом блоке ужасными последствиями. Положительный скачок реактивности привел к разгону реактора с периодом менее одной секунды. При такой скорости нарастания мощности попытка «обуздать» ситуацию опусканием ТВЭЛ приводит только к их разрушению ядерным топливом, поскольку в реакторе резко возрастает давление и происходит взрыв. В результате верхняя плита взлетает, как крышка кастрюли. Но резкий разгон реактора на ускоряющихся нейтронах и его разрушение первым взрывом — это еще не все. Вслед за этим, секунд через двадцать, последовал второй взрыв, значительно мощнее первого. Он произошел внутри реактора из-за быстрого скопления большого объема водорода, который начал образовываться в результате реакции имевшегося в реакторе циркония с паром (при температуре 900 градусов и выше идет интенсивное выделение чистого водорода). Второй взрыв и сделал основной выброс в атмосферу.

Уже значительно позже, возвращаясь к событиям катастрофы на Чернобыльской АЭС, я проводил для себя аналогию с теми общественно-политическими явлениями, которые имели место в 80-х и 90-х годах в СССР и Российской Федерации. Да, сходство по последствиям было.”

Просмотров: 2

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru