Байки старого атомщика

Поскольку наша «атомная» группа на энергомашиностроительном факультете Политеха была первой и экспериментальной, то с распределением на работу в 1981 году особых проблем ни у кого не возникло.

На всех нас быстро нашлись «покупатели» их Средмаша, Минэнерго и даже из Минобороны. В результате большинство иногородних и семейных студентов «отчалили» на многочисленные действующие и строящиеся АЭС нашей великой Родины (в том числе на Украину и в Литву), где им были гарантированы новые квартиры и высокие заработки, а холостые ленинградцы, в том числе и я, разбрелись по многочисленным ленинградским проектным, конструкторским и научно-исследовательским институтам.

И вот, весной 1982 года у меня наметился первый заслуженный отпуск. «Как провести его так, чтобы не было мучительно больно?», думал я, вспоминая напутствие известного советского писателя. Понятно, что надо было куда-то ехать. Вопроса «Быть или не быть?», не существовало. «Но, куда, к кому и с кем? Вот в чем вопрос!». Собственно, вопрос решился быстро. Едем вместе с моим одногруппником Грижиком (с которым, кроме всего прочего, мы уже больше года вместе работали в проектном институте). Едем на пару недель в город Припять к нашему другану Шавкину, распределившемуся на Чернобыльскую АЭС. Заодно встретимся там еще с Лопиташей и с Таракашей, также нашими одногруппниками.

Сказано-сделано! И вот сразу после первомайских праздников красавец Ту-154 за 3 часа домчал нас с Грижиком из ленинградского «Пулково» в киевский «Борисполь». «Едем в гости, нужны подарки», сообразил я. При это в голове почему-то крутилась фраза из популярного фильма: «Детям мороженое, бабе цветы!». Я рассказал об этом Грижику. «Вот, бабе цветы!», ухмыльнулся Грижик, доставая из сумки бутылочку ликера «Старый Таллин» (еще с одним «н» в конце!). «Не годится», сказал я, «ты забыл, что за баба?». А баба (Тома, жена Шавкина) действительно была женщиной необыкновенной! Мало того, что спортсменка, комсомолка и просто красавица, так в придачу еще умудрилась закончить Ленинградский институт советской торговли (а в те времена всеобщего дефицита ЛИСТ котировался, пожалуй, выше МГИМО :). Во время нашего визита Тома уже работала заведующей единственного универмага города Припяти (вы можете себе представить, что это значило в 1982 году?). Короче, цветы решили купить непосредственно в Припяти.

Вместо мороженого детям в Киеве купили знаменитый «Киевский торт», а для Шавкина затарились бутылочкой местной перцовой горилки на меду. А дальше мы с Грижиком решили совершить водное путешествие по волнам Днепра из славного града Киева в не менее славный град Припять. Как, спросите Вы? Легко! «На теплоходе музыка играет!», весело пели мы с Грижиком, пробавляясь пивком на стремительно летящей на своих подводных крыльях белоснежной «Ракете». Миновали Чернобыль, полюбовались громадиной Чернобыльской АЭС и, наконец, причалили в Припяти.

После пива нам было весело, и мы искренне радовались этому уютному городку, с его свежими новостройками, утопающими в зелени цветущей украинской природы. Особенно нам понравились огромные клумбы, засеянные фантастически-красивыми цветами! А вот цветочные ларьки в городке отсутствовали напрочь, так что нам с Грижиком пришлось взять грех на душу … Но, самое обидное, что мы забыли адрес семейного общежития, в котором жил Шавкин. А до эпохи мобильных телефонов оставалось еще целых двадцать лет! И долго мы с Грижиком и с охапкой цветов бродили по этому прекрасному городку … Смеркалось, хотелось есть и спать. Но вдруг раздался громовой голос: «Ни с места, товарищи раздолбаи!». Это был Лопиташа. Оказывается, его отрядили на наши поиски, и он с честью выполнил свою миссию. Уже через полчаса мы с Грижиком всесте с Шавкиным и Томой уютно ужинали в однокомнатной квартирке семейного общежития, а рядом бегала их дочка с огромным куском «Киевского торта». Потом пришли Лопиташа и Таракаша. После перцовой горилки начался местный самогон, а потом Тома выгнала всех гостей и постелила нам с Грижиком по матрацу на полу. Последнее, что я помню, это как Шавкин утащил нас с Грижиком в общажную прачечную, и там мы пили «Старый Таллин» из горла.

Утром Тома отселила нас с Грижиком в местную гостиницу с гордым названием «Отель Полесье». В целях экономии мы сняли две койки в четырехместном номере. «Вас никто не потревожит, сынки!» – клялась бабулька на вахте. «Все две недели будете жить как короли!». Потом пришел Шавкин, и мы трое даже сфотографировались у главного входа этой замечательной гостиницы. Потом пошли смотреть город и окрестности.

Байки старого атомщика

Вечером мы Грижиком вернулись в гостиницу, где нас ожидал сюрприз. Бабулька на вахте сказала: «Ребята, сегодня должны подъехать два ваших земляка из Ленинграда, монтажники, не возражаете, если я их на одну ночь к вам подселю?». Возражать мы не стали, одну ночь перетерпим. Мы поужинали, почистили зубы и улеглись спать. Ничто не предвещало беды … Но вдруг где-то за полночь дверь нашего номера с грохотом распахнулась, и на пороге возникли две пьяные образины. Нас они сначала даже не заметили. «Сэр, я рад видеть Вас без петли на шее!», громогласно заявила одна образина другой. «Бля, пираты, какие-то», подумал я. Но оказалось все гораздо хуже: это были не пираты, а пидораты. И, что они начали вытворять! Подогретые алкоголем и воодушевленные нашим присутствием эти ублюдки всю ночь до самозабвения любили друг друга! Мы с Грижиком очень испугались, спрятались под одеяла и до утра охраняли свои «тылы». Слава Богу, до нас эти горе-монтажники не добрались, а ранним утром свалили в предрассветный туман, оставив после себя кучу смятого постельного белья и запах перегара. С тех пор к монтажникам я отношусь с опаской …

А затем – понеслось! Поскольку все наши друзья работали на Чернобыльской АЭС в смену, и выходные у них не совпадали, то мы без проблем побывали у всех в гостях, очень, очень вкусно поели (на Украине в этом знают толк!) и весьма неплохо выпили (в этом деле там знают толк не меньше).

Ребята познакомили нас не только с замечательным городком Припятью, но и с его окрестностями, чистыми и теплыми озерами, богатой на рыбалку рекой Припять, и колоритными украинскими деревушками-хуторами, где мы объедались домашними разносолами и покупали местное домашнее вино, самогон и даже пиво (!). А какие там красивые дивчины! Скажу честно, за свою жизнь я был на многих АЭС, жил во многих пристанционных городках, но только Припять завоевала мою искреннюю и настоящую любовь!

Но, всему хорошему приходит конец. Напоследок мы с Грижиком устроили отвальную, сели на автобус и поехали в Киев, чтобы оттуда вылететь в Ленинград. Но и тут у меня был заготовлен сюрприз! Дело в том, что во время Великой Отечественной войны мой отец был авиамехаником в эскадрилье истребителей ЯК-3 (это были одни из лучших истребителей второй мировой войны). Папа очень этим гордился. А летом 1982 года на авиамаршрут «Ленинград – Киев» вышел новейший самый современный экспериментальный пассажирский самолет ЯК-42. Отец всегда был для меня авторитетом, вот я и решил прокатить Грижика «с ветерком». Но, в аэропорту «Борисполь» меня начали терзать смутные сомнения … Дело в том, что автобус к самолету нам не подали, а сказали: «Тащите ваши сумки сами». Ну ничего, благо наши сумки не были большими и тяжелыми. Дальше меня удивило, что к самолету не подъехал трап! Правда из одной двери вылезла небольшая лесенка, по которой пассажиры потащили свои сумки и чемоданы для того, чтобы бросить их в некое внутрисамолетное «чемоданохранилище». Но больше всего меня убили кресла в самолете: они были расставлены с плотностью кресел современного китайского автобуса-маршрутки, а спинки у них не откидывались совсем! Честно говоря, за время трехчасового перелета в Ленинград я порядком измучился, но самое страшное началось примерно за полчаса до посадки. Неожиданно в самолете раздался сильный гул, и весь он начал вибрировать. Внутренняя пластмассовая обшивка ходила ходуном, с полок сыпались вещи. Глаза у бортпроводниц стали круглыми … «Что происходит?», спросил я одну из них. «Ничего страшного», ответила она, «просто самолет новый, еще не все детали притерлись». В итоге мы приземлились благополучно. Отцу я ничего не рассказал.

Примерно через две недели по радио услышал печальное известие: «28 июня 1982 года самолет ЯК-42 Ленинградского управления гражданской авиации, выполняя пассажирский рейс из Ленинграда в Киев, упал с высоты 10 000 метров и разбился в районе населенного пункта Мозырь (Белоруссия). Погибли все 132 находившихся на его борту пассажира и члены экипажа». Что ж, все под Богом ходим!

P.S. В этом посте я намеренно не остановился на судьбах моих друзей из Припяти. Может быть, еще вернусь к этой теме. Однако, если будете случайно или не случайно на Митинском кладбище в Москве, помяните пожалуйста Сашу Кудрявцева (в моем посте – Шавкин). Он захоронен в основном мемориале вместе с пожарниками. Вечная память!

КУДРЯВЦЕВ Александр Геннадиевич – старший инженер управления реактором реакторного цеха Чернобыльской АЭС

Награждён орденом “За мужество” ІІІ степени
(Указ Президента Украины №1156/2008 от 12 декабря 2008 года)

Биографическая справка

Кудрявцев Александр Геннадьевич родился 11 декабря 1957 года в городе Киров. В 1981 году окончил Ленинградский политехнический институт. Трудовую деятельность на Чернобыльской АЭС начал 15 апреля 1981 на правах молодого специалиста в должности оператора реакторного отделения реакторного цеха. С 7 июля 1981 года работал инженером управления блоком, постоянно занимался повышением своего профессионального уровня, С ноября 1985 года стажировался на должность старшего инженера управления реактором.

В первые часы аварии на четвертом энергоблоке принял участие в ее ликвидации, обследовании оборудования реакторного отделения, обеспечил меры по локализации аварии и предотвращению ее распространения.

Умер 14 мая 1986 от лучевой болезни в 6-й Московской клинической больнице.

Просмотров: 1

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru