Тушили подручными средствами

Последствия аварии устраняли 800 тысяч человек со всего СССР. Одним из них был Владимир Алтухов, пожарный из Харькова. Он тушил пожары в Чернобыльской зоне с 26 мая по 5 июня 1986 года.

“С собой сказали взять туалетные принадлежности, котелок и старый бушлат”, – возвращается на 30 лет назад Владимир Алтухов. Утром 25 мая 1986 года группу пожарных спасателей из Харькова послали в город Иванков, расположенный в 50 километрах от Чернобыля. На тот момент Алтухову исполнилось 30 лет, у него была жена и маленькая дочь. Работал он в отделе гражданской обороны пожарной охраны Харькова, поэтому не понаслышке знал, что такое радиация.

Опасная барда

В Иванкове харьковская группа сменила другое подразделение, которое после двухнедельного пребывания в Чернобыльской зоне отправили домой. Пожарные жили в палаточном лагере, откуда выезжали на тушение пожаров в 30-километровой зоне вокруг ЧАЭС. Пожары тушили два-три раза в день. Горели леса, торфяники и жилые помещения в городе Припять и прилегающих деревнях.

Тушили подручными средствами

Владимир Алтухов (второй слева) во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС

“Руководством было принято решение с вертолетов распылять над зоной отходы целлюлозно-бумажной промышленности, так называемую барду (отход производства этилового спирта. – Ред.), похожую на разведенный канцелярский клей. Она образовывала пленку, которая препятствовала распространению радиоактивной пыли”, – рассказывает пожарный. Однако на солнце эта пленка действовала как увеличительное стекло, что способствовало самовозгоранию деревьев, сухой травы, деревянных хат и соломенных крыш.

Особенно тяжело было тушить лесные пожары. “Откуда в лесу вода? А в машине всего 2,5 куба, – вспоминает Алтухов. – Тушили подручными средствами – лопатами и ветками”. Из средств защиты у пожарных были только респираторы. После каждого возвращения из зоны они меняли одежду и ходили в баню.

Угнетающее зрелище

Больше всего в память Владимиру Алтухову врезались виды города Припять – молодого, красивого, с многоэтажными зданиями, школами, детскими площадками: “На балконах сушилось белье. Форточки были открыты. В вазах стояли цветы. А кругом – ни души. Ни людей, ни котов, ни собак. Ощущение, как в фильме ужасов”.

Тушили подручными средствами

5 июня 1986 года, пробыв 11 дней в Чернобыльской зоне, Владимир Алтухов с товарищами вернулся в Харьков. На тот момент они, согласно официальным данным, получили предельно допустимую дозу радиации – 20 рентген. “Индивидуальных дозиметров на тот момент еще не выдавали”, – объясняет Алтухов. Полученную дозу рассчитывали следующим образом: спасатели замеряли радиационный фон на месте пожара и умножали этот показатель на количество проведенных там часов.

“После возвращения в Харьков меня обследовали на специальном приборе”, – продолжает Алтухов. Врач спросила его, мнительный ли он. “Когда я ответил, что нет, она сказала, что у меня 100 рентген”, – вспоминает пожарный спасатель. О пережитом в Чернобыле он тогда мало кому рассказывал: “Руководство просило не афишировать.” Хотя, как признается он сегодня, жене и лучшим друзьям он тогда “почти все рассказал”.

Жизнь после катастрофы

В ликвидации последствий аварии на ЧАЭС принимали участие около 800 тысяч человек со всего бывшего Советского Союза: солдаты, строители, инженеры, водители, медики. Среди них были и 280 пожарных из Харькова. “50 из них уже нет в живых. Остальные почти все болеют”, – говорит Владимир Алухов, который сегодня в Харьковской области возглавляет организацию “Пожарные спасатели Чернобыля”. Она оказывает помощь вдовам и семья погибших, ведь государство, по мнению Алтухова, поддерживает их недостаточно.

У него у самого вторая группа инвалидности. Но о болезнях пожарный-ликвидатор заводит речь неохотно. В свои 60 лет Владимир Алухов выглядит бодро. Он по-прежнему работает в пожарной охране, только теперь “не на выездах, а с бумажками”. А еще Алтухов помогает воспитывать двух внуков: “С ними я себя снова почувствовал молодым”.

По приглашению Дортмундского Международного образовательного центра (IBB) Владимир Алтухов накануне 30-й годовщины катастрофы на ЧАЭС приехал в Германию, чтобы рассказать о пережитом. Это его первая поездка за пределы бывшего Советского Союза.

На встречах в Бонне Владимиру Алтухову часто задавали вопрос, жалеет ли он о том, что участвовал в тушении пожаров в Чернобыльской зоне. Отвечал Алтухов анекдотом. Пожарные, дескать, – вообще глупые люди, все бегут от огня, а они – к огню. А затем серьезно добавлял: “Ни о чем не жалею. И сейчас бы поехал. Кто-то ведь должен был это делать”.

Источник – www.dw.com

Просмотров: 3

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru