1986 год. Три дня ЧАЭС.

ДАЛЕКИЙ теперь 1986 год. 26 апреля. Суббота. 8 часов утра. Предсовмина Союза Николай Рыжков уже взялся за ручку двери, чтобы ехать в Кремль, как жена позвала его к телефону. Звонил министр энергетики и электрификации Анатолий Майорец: “Вероятно, на Чернобыльской АЭС – ЧП!” Через полчаса министр уточнил: “Да, в 1 час 23 минуты на одном из реакторов произошел мощный взрыв, затем – пожар…”

10 часов утра. В актовом зале Института атомной энергии имени Курчатова – очередной партхозактив. В повестке дня – доклад “Об успехах советской атомной энергетики”. Перед самым началом Валерию Легасову сообщают об аварии на Чернобыльской АЭС.

16 часов. На Киев из Внуково уходит спецрейс. Академик Валерий Легасов в составе комиссии вылетает на место катастрофы. Через два часа в Киеве их встречают несколько черных лимузинов и тревожная толпа руководителей Украины. По их полуобморочным лицам Легасов безошибочно определяет: они не имеют ни малейшего понятия о случившемся там, на станции.

20 часов. Прибывший Борис Щербина, председатель правительственной комиссии, обнаруживает в здании райкома полностью деморализованное руководство станции. С этого часа все управление работами комиссия берет на себя. Позднее он скажет Рыжкову: “Там было непросто. Нужны были железная воля и высший профессионализм. Спасло положение то, что рядом был Легасов!”

23 часа. Рыжков звонит начальнику Генштаба маршалу Ахромееву: “Сергей Федорович! Поднимай химические войска! Без армии там не обойтись!”

27 апреля. 1 час 40 минут ночи. В хмурое небо над станцией взмывает армейский вертолет. Находящийся на его борту академик Легасов цепко удерживает за плащ Бориса Щербину, который в бинокль со стометрового расстояния рассматривает аварийный четвертый блок. Перекрикивая тарахтенье лопастей, спрашивает академика: “А что это там за малиновое свечение?” Тот тотвечает: “Это не свет, это смерть!”

28 апреля. 6 часов утра. Валерий Легасов на бронетранспортере вплотную подбирается к разрушенному реактору и убеждается: котел “молчит”. Но горение реакторного графита продолжается. А ведь его в кладке активной зоны блока было 2500 тонн!

(C) Электронная версия “НГ” (ЭВНГ).
Отрывок из номера 079 от 26 апреля 1996 года, пятница.

Просмотров: 0

 

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru