Могильник

Окопы в Рыжем лесу Чернобыля. Оценки доз по результатам исследований

Ранее я уже публиковал обзор вопроса об облучении военных в так называемых окопах в Рыжем лесу. Суть истории про окопы состояла в том, что а) российские военные могли копать окопы в Рыжем лесу, б) в Гомельском центре радиационной медицины видели военные медицинские пазики в) медийно громкий вывод делался о том, что военные массово облучились и получили лучевую болезнь из-за тех самых окопов.

Напомню, что на тот момент (2.04) еще не были обнаружены сами окопы, поэтому приходилось делать консервативные оценки возможных доз, которые могли получить сферические солдаты в гипотетических окопах. Эти предварительные оценки показывали, что возможные дозы недостаточны для лучевой болезни.

За 3 недели после публикации произошло много событий. Российские войска ушли с территории ЧАЭС и Чернобыльской Зоны, на их место пришли ВСУ, функционирование ЧАЭС постепенно возвращается в обычный режим. За последнюю неделю Чернобыльскую Зону посетили многие чиновники Украины и журналисты. В результате обследования территории были обнаружены так называемые окопы и даже проведены некоторые измерения их загрязнения и мощности дозы излучения.

Я отслеживал новости по теме, изучал научную литературу и делал некоторые апдейты к прошлой статье. Но пора собрать всю эту информацию воедино и поделиться с вами уточнениями по теме окопов – с оценками внутреннего облучения, роли «горячих частиц», влияния пожаров и т.д.

Спойлер – новая информация по-прежнему скорее опровергает заявления о лучевой, чем подтверждает ее. Но давайте по порядку.

Что было

Напомню, что на момент прошлой публикации (2 апреля), еще не были обнаружены окопы. Поэтому расчеты возможного облучения проводились по консервативному, т.е. наихудшему сценарию. Т.е. была проведена оценка для случая, если окопы вырыты в одном из самых грязных мест Рыжего леса – прямо в одной из траншей, где захоронены остатки Рыжего леса и грязного верхнего слоя почвы в 1987 году, что окопы вырыты в полный человеческий рост и солдаты сидят и облучаются в них круглосуточно и безвылазно целый месяц. Примерно столько российские военные были в Зоне.

карта

Расположение траншей с захоронениями РАО в Рыжем лесу. Из работы V.Kashparova и др
Картинка выше и плотности загрязнения почвы в этих траншеях с радиоактивными отходами в Рыжем лесу взяты из научных публикаций: раз, два, три. Первоначальное моделирование облучения в таких окопах проведено радиобиологами Еленой Паренюк и Екатериной Шавановой, работающими в Чернобыльской зоне. С одной из них я за это время связался в соцсетях, откуда и получил ссылки на научные работы, на которые они опирались.

Удельные активности в траншее с отходами в Рыжем лесу такие: Cs-137 (125 кБк/кг), Sr-90 (56 кБк/кг), Pu-238 (0,98 кБк/кг) и Pu-239+Pu-240 (1,9 кБк/кг ).

В результате моделирования было получено, что мощность внешнего гамма-излучения в этих окопах будет 185 мкЗв/ч, а от сидения в них в течение месяца «клиенты» получат дозу в 130 мЗв.

Для острой лучевой болезни нужна доза минимум около 1 Зв (1000 мЗв.). Поэтому получение ОЛБ от внешнего излучения маловероятно.

Небольшое пояснение перед оценкой внутреннего облучения

К прошлой статье было много справедливых замечаний о том, что в расчетах не учтено внутреннее облучение. Ок, я провел его оценку (благо в аспирантуре именно такими расчетами и занимался), но давайте для начала я дам небольшое пояснение.

По опыту своей просветительской деятельности я, к сожалению, знаю, что многим людям, не знакомым с радиобиологией, но наслышанным про радиацию, кажется, что любой попавший внутрь радионуклид наносит непоправимый ущерб здоровью. Особенно если это альфа-излучатель. Подобных комментариев я наслушался и после прошлой публикации. Эта же мысль порой встречается и в проводимых оценках относительно облучения в «чернобыльских окопах». Яркий пример вот тут, где нет вообще ни одной количественной оценки, а смерть пострадавшим прогнозируется на основе самого факта поступления тех или иных радионуклидов в организм.

Но на самом деле для оценки воздействия на здоровье радиационного фактора нужно оценить полученную организмом в целом, или хотя бы критическим органом, дозу. А для этого недостаточно знать о самом факте попадания внутрь того или иного радионуклида, каждый из которых уникален своим типом и энергией излучений. Нужно оценить количество этого радионуклида.

На самом деле для тонких оценок еще важно понять путь его поступления (через раны на коже, через легкие, через рот и прочие варианты), в каком химическом соединении он присутствует и каковы физические свойства частиц, с которыми он связан. Все это определяет распределение радионуклида в организме и динамику его выведения из организма. Но в первую очередь и для грубых консервативных оценок важна именно его активность, или по-простому – количество поступивших в организм атомов того или иного изотопа.

Простой пример

В нашем организме имеются радионуклиды. Даже так, конкретно у тебя, дорогой читатель, если ты являешься средним 70-килограмовым человеком, внутри организма имеются:

5000 Бк (беккерелей) Калия-40. Активность в 5000 Бк означает, что каждую секунду внутри организма распадается 5000 атомов Калия-40. Из них 90% приводят к испусканию бета-частиц, а остальные к испусканию гамма-квантов довольно высокой энергии в 1,46 МэВ. Это гамма-излучение даже выходит наружу организма, так что сам человек становится источником излучения. И эти 5000 распадов в секунду происходят всю твою жизнь. Ежегодно это дает дозу облучения на весь организм примерно в 170-200 мкЗв. Так что один только калий-40 дает примерно 5% всей дозы, которую получает среднестатистический человек в России от всех природных источников излучения, а это около 3,3 мЗв/год.

Внутри у нас еще 3000 Бк Углерода-14. Он дает еще 10 мкЗв в год.

Отдельно про альфа-излучение. Около 60% годовой дозы, около 2 мЗв/год, средний житель России получает от природного газа радона, вдыхаемого с воздухом, и его продуктов распада – как раз альфа-излучателей.

Вишенка на торте. Даже полония-210 (как продукта цепочки распада урана и того же радона), которым отравили Литвиненко, в организме каждого из нас около 20 Бк. В Литвиненко же было по разным оценкам минимум несколько миллиардов Бк (>25 мКи) полония-210.

Думаю, теперь, особенно на примере полония-210, вы понимаете важность именно количественной оценки, а не качественной. И без первой говорить об оценке воздействия на организм вообще особого смысла нет. Но для гаданий и пугалок впечатлительной общественности качественные оценки как раз хорошо подходят.

Внутреннее облучение «солдат в окопах»

Давайте теперь вернемся к оценке внутреннего облучения «в окопах». Для консервативной оценки, т.е. в наихудшем сценарии, я самостоятельно провел оценку для тех же уровней загрязнения почвы, что и для внешнего облучения, т.е. в наиболее грязной части Рыжего леса.

Предположим, что во время копания окопов поднималась пыль, которой солдаты дышали, а также случайно они могли проглотить частички почвы при дыхании или приеме пищи. Мы не знаем сколько они могли таким образом вдохнуть или съесть, но как обычно и делают в таких случаях – мы опять сделаем консервативную оценку и прикинем, а сколько вообще нужно вдохнуть пыли, состоящей из загрязненной почвы, или съесть этой почвы, чтобы получить дозу в один Зв, т.е. минимальную дозу для острой лучевой болезни (ОЛБ).

Важно отметить, что существенная часть активности трансурановых элементов в ближней зоне к ЧАЭС, включая район Рыжего леса, до сих пор связана с мелкодисперсными «горячими частицами», т.е. мелкими фрагментами ядерного топлива. Т.е. в той пыли или почве, которую вы можете проглотить или вдохнуть, будут и частицы топлива микронного размера. И трансурановые топливные элементы альфа-излучатели в основном будут именно в виде таких мелких частиц. Ниже я еще отдельно и подробно коснусь вопроса «горячих частиц». На текущем этапе давайте определимся как учесть их и вероятность их употребления внутрь для оценки внутреннего облучения.

Поскольку какой-то особенной летучестью частицы не выделяются (скорее наоборот в силу высокой плотности), то нет особого смысла отдельно учитывать вероятность проглотить такую частицу от любой другой пыли, поднятой с почвы. Можно считать, что альфа-активность этих частиц равномерно распределена в почве/пыли, ведь по сути она (активность) из таких частиц в основном и состоит. Активности изотопов стронция и цезия, которые обладают большей подвижностью и в гораздо меньшей степени связаны с топливными частицами, тем более стоит рассматривать в таком распределенном, гомогенизированном виде.

Итак, для оценки внутреннего облучения я взял удельные активности в почве самых грязных участков Рыжего леса, использовавшиеся выше для внешнего облучения: Cs-137 (125 кБк/кг), Sr-90 (56 кБк/кг), Pu-238 (0,98 кБк/кг) и Pu-239+Pu-240 (1,9 кБк/кг). Дополнительно я учел активность альфа-излучателя Am-241 отсюда (табл 1), равную 3,3 кБк/кг.

Так же я взял дозовые коэффициенты для радионуклидов из НРБ-99/2009. Дозовые коэффициенты – это величина дозы на все тело, которую получит «клиент» при употреблении внутрь того или иного радионуклида. Они разные для разных путей поступления – через легкие или через желудочно-кишечный тракт, а также зависят от размера частиц и растворимости соединений, в которых присутствуют радионуклиды. Так что на самом деле точный расчет при большом количестве неизвестных весьма сложен. Но мы как обычно рассматриваем консервативный вариант, когда получаемая доза от поступления радионуклида максимальна.

таблица

Мои расчеты по внутреннему облучению от пыли из почвы

Итого получается, что для накопления дозы в 1 Зв за счет внутреннего облучения, надо вдохнуть минимум 3,5 кг пыли из почвы, в которой будет примерно 440 кБк Cs-137, 200 кБк Sr-90, 3,5 кБк Pu-238, 6,6 кБк Pu-239+Pu-240 и 11,5 кБк Am-241. Ну и съесть 117 кг этой почвы с одного из самых грязных участков Рыжего леса. Можно комбинировать, но я бы не советовал.

Мне стало интересно, а сколько же можно вдохнуть в реальности. В среднем взрослый человек вдыхает около 22 м3 воздуха в сутки в спокойном состоянии, и до 3 м3 в час при интенсивной работе.

Сколько может быть взвешенных частиц в очень запыленном воздухе? Например, в воздухе крупного мегаполиса, который чистым не назовешь, обычно взвешенных частиц в пределах десятков мкг/м3. Но вот во время пожаров вокруг Москвы в 2010 году, когда воздух был запылен за счет сажи так, что резко сокращалась видимость, содержание взвешенных частиц могло достигать порядка 1 г/м3.

Давайте представим, что именно в такой пыли, когда даже плохо видно, солдатики интенсивно вручную копали окопы целую неделю по 10 часов в день. Как мы увидим позже, вырытые окопы явно требовали меньших трудозатрат, но мы как обычно делаем грубую оценку сверху. Так вот, это означает, что за это время они вдохнули 3*10*7=210 м3 пыльного воздуха, т.е. суммарно около 210 г. пыли.

Если для дозы в 1 Зв нужно вдохнуть 3,5 кг грязной пыли, то после вдыхания 210 г «клиент» получил бы дозу в 60 мЗв. Чего опять же недостаточно для лучевой болезни. О реальности съесть несколько десятков килограмм земли предлагаю читателям сделать выводы самостоятельно.

Горячие частицы вокруг ЧАЭС

Горячие частицы (ГЧ) – это твердые частицы высокой активности, образовавшиеся в результате аварии, однако это целый класс самых разнообразных частиц, который условно можно разбить на два типа. Первый – это тугоплавкие фрагменты топливной композиции из диоксида урана, возможно в сочетании с конструкционными материалами, например, цирконием, или графитом. Именно этот тип частиц может содержать наибольшее количество трансурановых элементов и альфа-излучающих изотопов, таких как изотопы плутония. Такие частицы выпадали ближе к энергоблоку, они плохо растворимы. В основном именно ими и формируется загрязнение зоны отчуждения плутонием и трансурановыми элементами.

скрин

Изображения различных типов топливных частиц под микроскопом

Второй тип «горячих частиц», улетавший дальше – это сконденсировавшиеся аэрозоли и летучие продукты деления, образовавшиеся в парогазовой струе над разрушенным энергоблоком во время аварии. В них уже больше, например, цезия, а топливных элементов может вообще не быть. Они улетали дальше. Достаточно сравнить карты загрязнений по цезию, которым была накрыта вся Европа, и по плутонию, который в основном выпал в зоне отчуждения, чтобы это увидеть.

Медианный размер топливных «горячих частиц», находящихся в нынешней зоне отчуждения – около 6 мкм (В. А. Кашпаров и др, 2013). Могут быть меньше, могут быть больше. Но чем они больше, тем они и летают при пылении хуже, и глубоко в легкие им попасть сложнее.

Топливная частица диаметром 6 микрон и плотностью 10 г/см3 имеет массу порядка 0,1 мкг. В активной зоне взорвавшегося реактора ЧАЭС перед взрывом было около 190 тонн уранового топлива, в котором было накоплено суммарно около 600 кг различных изотопов плутония (источник – ИБРАЭ). На 1 г выброшенного топлива приходилось примерно 6,8 МБк Pu-238 и 12,6 МБк Pu-239+240. Т.е. в одной топливной «горячей частице» из чистого топлива диаметром 6 микрон может находиться до 680 Бк Pu-238 и 1260 Бк Pu-239+240. Аналогичная оценка в диапазоне 100-1000 Бк альфа-излучателей на типичную «горячую частицу» дается и в докладе НКДАР ООН (стр 21).

Напомню, что для получения дозы в 1 Зв, т.е. нижней границы начала лучевой болезни, нужно в короткие сроки вдохнуть 3,5 кг пыли из почвы самого грязного места Рыжего леса, в которой будет 3500 Бк Pu-238 и 6600 Бк Pu-239+Pu-240. Т.е. на самом деле это всего около 5 топливных «горячих частиц» медианного размера!

Биологическое воздействие горячих частиц

Кажется, что вот она погибель копателей окопов – всего пять «горячих частиц» и будет ОЛБ. Но есть несколько нюансов.

Во-первых, легкие имеют свойство самоочищения. Откладываются в легких лишь частицы размером не более 1 мкм, что ниже медианного значения ГЧ в 6 мкм. Более того, до 25% вдыхаемых частиц выдыхаются обратно (источник, стр 56). Более половины нерастворимых соединений выводится из легких в глотку, ЖКТ и далее из организма разными механизмами (слизью эпителия, макрофагами и т.д.), с периодом полувыведения от нескольких дней до полугода. До 90% крупных нерастворимых частиц уже в течение нескольких часов оказываются в желудке, откуда затем выводятся, а оставшиеся оказывают гораздо меньшее радиационное воздействия – достаточно сравнить разницу дозовых коэффициентов радионуклидов, поступающих через легкие и через ЖКТ (см выше). Так что фраза про то, что «достаточно вдохнуть одну ГЧ и она останется внутри навсегда и будет медленно тебя убивать!» – слегка преувеличена, хотя вдыхать ГЧ действительно опасно.

Это же подтверждается и реальными исследованиями ГЧ в легких ликвидаторов и лиц, живших на территориях вокруг ЧАЭС с высоким уровнем загрязнения. С учетом высокого медианного размера топливных частиц, в легких задерживается не более нескольких процентов от них, субмикронного размера. Спустя 4,5 года, за счет самоочищения, в легких останется около 0,2% от тех частиц, что попали в организм с воздухом. Общее же их количество, с учетом размера до 1 мкм, может исчисляться сотнями и тысячами, и при этом не приводить к опасным для организма патологиям (см. еще раз публикацию).

Во-вторых, на том же реальном исследовании «горячих частиц» было показано, что вероятность «поймать» ГЧ действительно была очень высока для «свидетелей аварии», работавших на блоке в первые дни после аварии – персонала ЧАЭС и пожарных. Однако уже работавшие в последующие годы ликвидаторы редко «ловили» ГЧ, как и жители, годами жившие на загрязненных территориях и заставшие там саму аварию.

В-третьих, биологический эффект «горячих частиц» тоже не стоит переоценивать. В вышеупомянутом исследовании проводился посмертный анализ ГЧ. Т.е. на содержание ГЧ изучались легкие уже умерших людей трех групп. Первая группа – это 27 «свидетелей аварии» (персонал и пожарные), получившие огромные внешние дозы и умершие от ОЛБ в течение нескольких недель. В их легких были многие тысячи субмикронных ГЧ. Однако полученная от них доза, за счет короткого периода воздействия, была очень незначительной по сравнению с внешним облучением, которое их в итоге и убило.

Вторая группа – это 12 ликвидаторов, работавших в 1986-1988 годах, и умерших от разных причин в 1990-1992 годах. ГЧ обнаружены в легких лишь у одного из погибших. Их оценочное количество было в тысячи раз меньше, чем у членов первой группы.

Третья группа – это 170 жителей загрязненных территорий Украины и Беларуси, заставших аварию, и так же умерших в 1990-1992 от разных причин. Среди них ГЧ в легких были обнаружены у троих. Количество обнаруженных ГЧ исчислялось единицами.

Исследователи отмечают, что дозы, полученные членами второй и третьей группы от «горячих частиц», не повлияли на их здоровье, а патологоанатомические исследования не выявили ни одной патологии, достоверно связанной с наличием «горячих частиц» (см выводы исследования). Хотя патологий было в целом выявлено немало, но сложно сказать, насколько это типично для умерших людей.

Справедливости ради стоит добавить, что, к сожалению, в исследовании не раскрыта информация о возрасте, причинах смерти и других особенностях умерших, а так же о том, насколько найденные патологии являются нормой. Можно было бы поискать новые исследования, но я и так углубился в эту тему больше, чем планировал. Тем не менее буду благодарен, если в комментариях подскажут какие-то еще нормальные исследования по теме.

Так же стоит отметить, что единственный обладатель ГЧ из второй группы умер-таки в 1990-м от рака легкого. Однако с учетом длительного латентного периода такого рака его действительно сложно связать с ГЧ. При этом не стоит забывать, что рак легкого довольно частая штука, особенно для курильщиков. А каждый из нас и так с вероятностью 20% умрет именно от рака, вызванного самыми разными причинами, без вдыхания ГЧ. Увы.

Подводя итог этого раздела. «Горячие частицы», конечно, опасны, особенно в больших количествах, очень активные и крупные. Но вероятность сейчас вдохнуть хотя бы одну такую, да так, чтобы она еще и надолго засела внутри – очень и очень мала. А чтобы она при этом вызвала какие-то симптомы острой лучевой болезни или вообще какие-то мгновенные симптомы – практически невозможно, по обзору литературы мне такие случаи не попадались. ОЛБ чаще всего связана именно с внешним аварийным облучением. Тем более маловероятно, чтобы все это случилось сразу у несколько десятков солдат роющих окопы, которых в результате пришлось срочно госпитализировать в Гомель. В таком случае это можно было бы выяснить по результатам обследования окопов.

Воздействие пожаров в Рыжем лесу

Отдельный вопрос связан с возможным горением растительности в Зоне, которое наблюдалось в марте. Забегая вперед скажу, что и вокруг обнаруженных окопов была горевшая территория и следы костров, так что вопрос о том сколько можно «схватить» в такой ситуации имеет смысл обсудить.

Поскольку леса в Чернобыльской зоне горят каждый год, я стал искать научные публикации на эту тему и, конечно, быстро их нашел. В одной из подробных работ (см В.А. Кашпаров и др 2017) оцениваются максимальные (консервативные) дозы для пожарных, реально работавших на одном из крупнейших пожаров в Зоне, случившемся в 2015 году.

Цитата: «Максимальная ожидаемая эффективная доза облучения участников пожаротушения на северном участке пожара с максимальными плотностями радионуклидного загрязнения (137Cs – 1040 кБк/м2 ; 90Sr – 368 кБк/м2 ; 238–240Pu – 11.4 кБк/м2 и 241Am – 14.4 кБк/м2 ) за 1 ч работы не превышала 0.97 мкЗв/ч, при этом внешнее облучение – до 0.64 мкЗв/ч, внутреннее ≤ 0.37 мкЗв/ч.»

скрин

Картосхема пожаров в Зоне отчуждения в 2015 г из публикации [6] списка литературы

Да, тогда горел участок, примерно в 20 раз более чистый (до 1040 кБк/м2 по Cs-137), чем самое грязное место Рыжего леса. В наиболее грязных участках Рыжего леса, для которых мы уже делали оценки внутреннего и внешнего облучения, имеет удельную активность в 125 кБк/кг. В плотности загрязнения это будет около 18750 кБк/м2, если мы примем что удельная активность цезия сосредоточена в верхнем 10-см слое массой 150 кг (заведомо консервативно).

Эта оценка плотности загрязнения, кстати, совпадает с плотностями в 18500 кБк/м2 на карте, которую мне не раз приводили в комментариях в прошлой статье, так что ничего в ней необычного нет. Мы для таких уровней загрязнения консервативные оценки и проводим.

карта

Ок, тогда давайте посчитаем, что в Рыжем лесу дозы для «пожарных» могут быть 20 раз выше, т.е. до 20 мкЗв/ч. Это и внешне и внутреннее облучение от поднятой пыли, причем внутреннее, как показано в исследовании [6], вдвое меньше внешнего даже если считать, что пожарные не используют никакие респираторы.

Снова предположив, что наши «клиенты» в окопах жили там в условиях пожаров хотя бы неделю, то они получат дозу около 3,4 мЗв. Это примерно столько, сколько каждый из нас получает за год и ниже годового предела дополнительного облучения для профессионалов (5 мЗв).

Натурные данные по обследованию окопов

Ну а теперь давайте уже от моделей, прогнозов и истории перейдем к реальным окопам, вырытым в Чернобыльской зоне весной 2022 года. 31 марта российские войска покинули Зону отчуждения. После этого туда вошли украинские войска, многочисленные журналисты и различные официальные лица. 6 апреля появились первые кадры так называемых окопов, снятые с дрона, а на следующий день уже и съемки с земли.

фото

По факту окопами оказалось что-то типа блок-поста на перекрестке дорог (что может иметь хоть какой-то военный смысл), в 3,5 км от 4-го энергоблока, на северной окраине или даже на границе Рыжего леса, вдали от его наиболее грязных частей, где захоронены отходы и старый Рыжий лес.

карта

Глубина окопов тоже небольшая, в пределах метра, и в основном это укрытия для техники – танков и БТР. Так что по внешним параметрам получается, что консервативные модели для наиболее грязного места оказались очень перестраховочными. И расчетные оценки доз вряд ли превышают реальные. Но нам по-прежнему важны цифры и конкретные показатели активности и мощности фона в этом месте.

Пока мы видели их в нескольких репортажах:

1. В репортажах CNN (текст, а в нем еще и видео от 9 апреля) показаны измерений гамма-фона на территории окопов вблизи лежащего на земле сухпайка – 11,3 мкЗв/ч (отметка 2:49 в ролике). Правда не очень понятно это фон от сухпайка или от почвы, на которой он лежит. В репортаже утверждается, что этот фон в 50 раз выше натурального уровня. Это действительно так, если принимать диапазон обычного фона в 0,1-0,2 мкЗв/ч.

фрагмент

Измерения журналистов CNN возле сухпайка у “окопов”

В этом же репортаже показывают помещения внутри станции, где якобы размещались российские военные. И там тоже дозиметром Терра измеряют гамма-фон в 0,57 мкЗв/ч, если я верно понимаю размерность (отметка 1,54 в ролике). Это всего в 2-3 раза выше обычного фона, что не влияет на здоровье. Но тут важно то, что это показывает, что солдаты обитали и на станции. Так что никакого смысла жить в окопах 30 дней у них не было, если у них была возможность жить в помещении, а на организованном блокпосту в Рыжем лесу бывать посменно. Но это лишь гипотеза.

фрагмент

Замер гамма-фона внутри станции (0,57 мкЗв/ч?), в помещении, где якобы размещались военные РФ

2. Второй источник с измерениями, это видео от журналистов The Sun. Первое их видео из зоны от 7 апреля, где местные специалисты проводят измерения в районе окопов. Судя по всему, показатели, которые можно разглядеть, это 1,71 мкЗв/ч. Но скорее всего это чуть вдали от самих окопов.

фрагмент

Увеличенный стоп-кадр из видео The Sun возле “окопов”. Измерения проводит кто-то из украинских специалистов.

Еще одно интересное видео от The Sun есть от 8 апреля. В середине ролика человек, судя по одежде сотрудник Экоцентра (это местная компания, занимающаяся мониторингом радиационной обстановки в Зоне, так что человек своим делом занят), ходит по участку окопов и проводит измерение бета активности почвы. При этом он говорит, что “превышает фон в 4-5 раз, а то и больше” (таймкод 2:14 на видео). К сожалению, непонятно по сравнению с каким именно фоном. Но скорее всего речь об окружающей территории вокруг окопов, а не о чистых участках вне Зоны отчуждения, иначе это было бы совсем “чисто”.

ф

Стоп-кадр с дозиметристом Экоцентра у “окопов” из видео The SUN

3. Ну и третий источник, это данные главы Энергоатома Петра Котина во время его визита на ЧАЭС 9 апреля (в телеграм-канале Энергоатома или в статье Униан с фото). Есть видео, как он ходит по окопам с прибором. Кстати, он первый делает это в бахилах. Текстом Энергоатом сообщает следующее, дословно: «Показатель внешнего облучения (гамма-фон) в местах замера составлял 3,2 – 4 мкЗв/час (микрозиверт в час), что в 10-15 раз превышает норму.» Опять же похоже на правду, если считать что норма это около 0,2 мкЗв/ч.

фрагмент

Петр Котин с дозиметром. Фото Энергоатома. Судя по всему, показатели экрана перевернуты в фоторедакторе для удобства восприятия.

Другая фраза из репортажа ставит в тупик: «Один из показателей, формирующий внутреннее облучение, полученное оккупантами от поверхности почвы (Бета загрязнения), в местах замера составлял по 90 Sr, что в 160 раз больше нормы.»

Из этой фразы так и не понятно сколько там намеряли поток бета-частиц (в ролике слышны показания 1140 имп/мин, но без уточнений) или содержание Sr-90. Понятно лишь о превышении в 160 раз от нормы. Какой нормы – непонятно. Ну ок. Но если мы вспомним предыдущий ролик со специалистом от Экоцентра, то там говорят о превышении бета-излучения лишь в 4 раза. Так что показания расходятся.

Давайте попробуем оценить «норму», представив, что под ней понимают содержание Sr-90 в почве за пределами Зоны отчуждения. Или хотя бы ее верхнюю границу. Например, в Иванковском районе Киевской области, граничащей с зоной отчуждения, удельная активность Sr-90 в почве не превышает десятков Бк/кг. Аналогичные показатели дают и оценки по картам загрязнения из Атласа МЧС (стр 82), где в условно чистых районах России и Белоруссии активность Sr-90 в почве не превышает 37 Бк/кг. (Посчитано из величины в 5,5 кБк/м2 при учете 10-см слоя почвы со средней плотностью 1500 кг/м3).

Это означает, что активность в самом грязном месте Рыжего леса по Sr-90 (56 кБк/кг) примерно в 1000-1500 раз превышает «норму» для чистых районов. Если Петр Котин имеет в виду превышение в “окопах” содержания Sr-90 над этой нормой в 160 раз, то это означает, что окопы вырыты в месте, которое примерно на порядок чище, чем учтено в наших консервативных расчетах.

Выводы по доступным данным измерений

Пока разные доступные данные по мощности гамма-излучения показывают величины в диапазоне 1,7-11,3 мкЗв/ч. Это ниже, чем в среднем на территории Рыжего леса – 20-40 мкЗв/ч (см данные сотрудника Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника Дениса Вишневского), что подтверждает, что «окопы» вырыты на его границе, а не в самом Рыжем лесу.

Реальные показания мощности гамма-фона оказываются на 1-2 порядка меньше, чем было в консервативных расчетах (185 мкЗв/ч) для окопов, вырытых в самом грязном месте Рыжего леса.

Данные по уровню бета-излучения, если я их верно интерпретирую, тоже показывают, что окопы находятся в месте на порядок более чистом, чем заложено в консервативной модели.

Так что если оценить уровни реального внешнего и внутреннего облучения на порядок ниже консервативных оценок (130 мЗв для внешнего + 60 мЗв для внутреннего + 3,4 мЗв внешнего и внутреннего от пожаров), то они будут в пределах 20 мЗв. Это в пределах допустимых годовых доз для персонала АЭС (5-20 мЗв) и всего в разы выше доз, которую получает каждый из нас за год – около 4 мЗв. Так что ни о какой лучевой болезни при описанных условиях говорить не приходится, как и в целом о каком-то опасном для здоровья уровне облучения.

Комментарий российской стороны

По всей теме окопов такой комментарий появился лишь относительно недавно. 20 апреля представительство России при Международном агентстве по атомной энергии в Вене распространило информационный циркуляр (вообще, по таким циркулярам можно отслеживать официальные позиции сторон по атомной тематике), в котором сообщило позицию России:

Никаких окопов и земляных работ военные РФ в Чернобыльской зоне не проводили.

Все время нахождения российских военных в зоне отчуждения и на ЧАЭС осуществлялся радиационный контроль и учет индивидуальных доз.

Индивидуальные дозы военных РФ за время нахождения на ЧАЭС не превысили 78 мкЗв.

Я бы это как-то прокомментировал, но введенный в России “закон о фейках” запрещает публично сомневаться в официальной позиции Минобороны. Так что я комментировать не буду, но и не показать эту информацию не могу, для полноты картины.

Скажу лишь, что 78 мкЗв – это ровно та доза, которую за 36 дней (столько войска РФ были в Зоне отчуждения с 24.02 по 31.03) можно получить в обычной обстановке, с обычным уровнем природного фона в 0,09 мкЗв/ч, не выезжая ни в какую Чернобыльскую зону.

О СИЧе и Гомеле

Отдельно хочу добавить пару слов о том, что могли бы гипотетически делать солдаты в Гомельском центре радиационной медицины, где якобы видели несколько медицинских пазиков с пострадавшими из Чернобыльской зоны. Я уже высказывал эту версию в прошлой статье, что им могли бы там делать исследование на СИЧ – счетчике (спектометре) излучения человека, которые в этом центре есть. Не факт, что это делали, хотя это было бы полезно сделать хотя бы для науки. Хотя кого в данном случае волнует наука…

Топливные горячие частицы с альфа-излучателями на СИЧе не обнаружить, но гамма-излучатели, которые могли быть сопутствующим загрязнением при вдыхании пыли – вполне. Я сам не раз проходил процедуру измерений на СИЧе после серьезных работ с открытыми радиоактивными источниками на нескольких АЭС. Вы просто садитесь в кресло на некоторое время, а спектрометр за спиной и/или спереди набирает данные по излучению вашей тушки.

СИЧ

СИЧ белорусской фирмы Атомтех, которым мне доводилось пользоваться

Ради интереса скажу, что именно такими исследованиями в основном и занимается Научно-практический центр радиационной медицины в Гомеле, а не лечит лучевую болезнь. Помимо прочего, они обследуют более 100 тыс. жителей загрязненных областей Беларуси в год как раз на СИЧах, которых у них несколько десятков.

Выводы

Ни консервативные оценки внешнего и внутреннего облучения окопов в Рыжем лесу (до 200 мЗв), ни оценки доз для реальных окопов на границе Рыжего леса (около 20 мЗв) недостаточны для получения острой лучевой болезни. Консервативные оценки доз тем не менее довольно велики, но их наиболее вероятное последствие – повышение вероятности возникновения рака в будущем. Однако оценки для реальных окопов в 20 мЗв, хоть и находятся на границе допустимых нормативов для персонала, но не несут серьезной угрозы для здоровья ни в краткосрочной, ни в долгосрочной перспективе.

Конечно, расчеты и модели могут ошибаться, как и я. Может я что-то не учел? Возможно. Но я постарался собрать доступную информацию и опираться в расчетах (консервативных!) на научные данные, собственный опыт подобных расчетов, опыт работы в радиоактивных средах, в том числе личный опыт присутствия в Чернобыле и Припяти. Это для тех комментаторов, которые начнут кричать что «сначала сам там побывай раз там так безопасно». Не безопасно, но не смертельно. И нельзя исключать и иных сценариев облучения, при которых могли бы быть получены какие-то радиационные поражения в зоне. Так что категорично говорить что никто там не мог пострадать я не буду.

Но для более точных расчетов полученных доз и оценки сценариев облучения в окопах надо будет дождаться данных по полноценным исследованиям местности, отбора проб почвы, изучения характера поведения людей в этих окопах и т.д. Надеюсь, это станет предметом исследования для местных ученых или совместных интернациональных коллективов, и мы когда-нибудь увидим оценки случившегося в виде научных публикаций. Надеюсь так же, что эта тема станет предметом интереса для частных исследователей и профессиональных журналистов, которые смогут заняться поиском участников «мероприятий» в Зоне, их судьбой и тем, что же происходило в Гомельском центре и как он был задействован во всей этой истории.

Хотя сейчас я думаю всем будет не до этого. Ученых, работающих в Зоне, скорее будет больше интересовать восстановление оборудования, продолжение текущих исследований и оценка возможного загрязнения чистых территорий за счет переноса пыли и грязи от катавшейся через Зону техники. Это может быть более насущно и важно. А до окопов когда-нибудь потом доберутся.

Возможно, вопрос окопов будет затронут во время визита на Чернобыльскую АЭС делегации МАГАТЭ. Она таки собирается туда прибыть как раз сегодня, 26 апреля, ровно в годовщину аварии.

Я понимаю, что есть достаточно большое количество людей в Украине и мире, которые хотели бы, чтобы история про переоблучение и даже смерть солдат в Чернобыле была правдой, поэтому они охотно верят таким сообщениям и распространяют их. Но не стоит выдавать желаемое за действительное. Одновременно эта хотелка ложится на благодатную почву мифов вокруг Чернобыля, преувеличенного влияния радиации на здоровье и практически полного незнания о том, что же такое именно лучевая болезнь.

Так что ходить мифы о погибших солдатах Чернобыля 2022 года будут долго, и скорее всего, как уже сейчас и происходит, вытеснят в медийном пространстве и массовой культуре голоса профессиональных ученых и исследователей. Ровно так же, как это уже было по поводу последствия самой аварии 1986 года, до сих пор окутанной массой мифов, заблуждений и баек.

Дополнено позже

Удивительно. Посмотрел пресс-конференцию главы МАГАТЭ Рафаэля Гроссии (видео) по итогам визита их делегеации на Чернобыльскую АЭС 26-28 апреля, потом еще почитал их отчет о ситуации в Украине. А они оказывается сделали оценки доз для окопов, пока очень предварительные. На территории окопов они оценили мощность дозы в диапазоне 0,2-0,75 мкЗв/ч. И это ниже, чем все оценки, показанные в репортажах выше, которые я анализировал. Что довольно любопытно само по себе.

В результате их оценка доз для сидения в окопах в течение года – 6,5 мЗв (см картинку ниже). Для сидения в течение месяца это получается 0,54 мЗв. Это очень предварительные оценки, они еще отобрали большое количество образцов почвы и растительности, так что будем ждать подробного отчета именно по окопам.

Но в любом случае вывод однозначный – никакой лучевой в окопах по этим данным получить невозможно.

МАГАТЭ

Не думал, что тема окопов вообще будет в повестке МАГАТЭ, но судя по проесс-конференции это был один из важных вопросов для них из-за шумихи в СМИ. Поэтому они обследовали окопы как третья, независимая сторона, и высказали свои оценки. Судя по вопросам на пресс-конференции, этот вопрос действительно многих интересовал.

Напомню, что по мнению российской стороны максимальные дозы солдат были не более 78 мкЗв (0,078 мЗв). По заявлению ряда официальных лиц Украины (в т.ч. главы Энергоатома) – потенциальные дозы огромные, достаточные для лучевой, а это уже порядка 1000 мЗв. Ну а у нас с МАГАТЭ разными способами (они на место выезжали, а я лишь изучал открытые источники) получились третьи оценки, промежуточные. У них – 0,54 мЗв по внешнему облучению, у меня – в пределах 20 мЗв по сумме возможных источников облучения.

Кому верить и кого считать более независимым в оценках опять же решайте сами. Данных для аналитики предостаточно.

Источники:
1. Impact of Scots pine (Pinus sylvestris L.) plantings on long term 137Cs and 90Sr recycling from a waste burial site in the Chernobyl Red Forest
2. Radionuclide migration in the experimental polygon of the Red Forest waste site in the Chernobyl zone – Part 1: Characterization of the waste trench, fuel particle transformation processes in soils, biogenic fluxes and effects on biota
3. Radionuclide migration at experimental polygon at Red Forest waste site in Chernobyl zone. Part 2: Hydrogeological characterization and groundwater transport modeling
4. Chernobyl hot particles in the lungs of personnel involved in the post-accident clean-up actions and of inhabitants of the contaminated ukrainian and belarus territories
5. Analysis of 129I and 127I in soils of the Chernobyl Exclusion Zone, 29 years after the deposition of 129I.
6. Радиологические последствия пожара в чернобыльской зоне отчуждения в апреле 2015 года. В. А. Кашпаров и др.
7. Territory contamination with the radionuclides representing the fuel component of Chernobyl fallout
8. Публикация про Гомельский центр радиационной медицины
9. Последствия Чернобыльской аварии. Доклад НКДАР ООН 2008 на русском.
10.Чернобыльский форум 2005. Последствия аварии
11.Радиационная медицина. Клиника, профилактика и лечение радиационных поражений (книга о лучевой болезни и т.д.)
12. Доклад МАГАТЭ от 28 апреля, включающий предварительные данные по обследованию окопов.

Дмитрий Горчаков, инженер-физик
Взято с habr.com

Просмотров: 9

 

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru