Припять

Припять криминальная

Припять

ПРЕДИСЛОВИЕ К ОЧЕРКУ.

26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС в городе Припять, ставшая одной из самых трагических страниц в истории СССР. До аварии о городе Припять мало кто знал. После аварии узнал весь мир. Но темные страницы города атомщиков не открыты до сих пор. Среди его пустынных домов бродят страшные тайны прошлого. Это не просто “Зона отчуждения”. Это зона, покрытая тайной вот уже более 30 лет. Я попробую приоткрыть всего лишь одну страницу этого мертвого города – криминальную.

Итак, встречаем. ПРИПЯТЬ КРИМИНАЛЬНАЯ.

Немного истории, воспоминаний очевидцев и фактов о самом загадочном городе на земле. Фактов не простых, а криминальных.

КАК ЭТО БЫЛО ДАВНО ИЛИ БЫТОВОЙ АД В РАЙСКОМ ГОРОДЕ.

Город Припять был основан 4 февраля 1970 года. Поводом для создания города послужило строительство самой крупной в Европе “Чернобыльской” атомной электростанции.На момент аварии в городе проживало 47 500 человек. В городе хорошо была развита инфраструктура, торговые сети, а также предприятия службы быта. Припять имел статус закрытого города. По словам представителей МВД Украинской ССР преступность в городе была минимальной и чаще всего характер преступлений был бытовым. Из совершенных преступлений особо выделялась кража личного имущества и преступления, совершенные в состоянии алкогольного опьянения (драки, хулиганство). Так же с введением в СССР в 1985 году “сухого закона” (антиалкогольная компания) в окрестностях города участились случаи самогоноварения. Но было ли все так на самом деле? Естественно, милиция Припяти несла бдительную службу. Явно криминального контингента в городе не было в связи с “режимностью”. Жители представляли из себя в основном семьи молодых специалистов-атомщиков с детьми, проживающих в отдельных комфортабельных квартирах. Действительно, были случаи драк в дни зарплаты, сопряженных с хулиганством, а также краж. В Припяти почему-то любили воровать велосипеды. Но двери в квартирах действительно не закрывались. Дети могли спокойно гулять по городу… Но это только часть криминальной жизни довольно спокойного города атомщиков. Были истории, о которых замалчивалось. Многие из тех, кто бывали в Припяти туристами-“сталкерами”, заходили в бывшее здание РОВД и видели на полу в кабинетах следователей уголовные дела жителей города. Также хорошо оборудованная КПЗ четко свидетельствует о том, что преступность в городе была даже во времена СССР. Ну а теперь собственно об этой преступности…

В 1973 году на кассы железнодорожной станции Яново был совершен вооруженный налет, во время которого погиб один сотрудник кассы и ранено два милиционера.

В 1974 году возле одной из школ мясник магазина “Березка” на турниках повесил двоих молодых людей. Причиной расправы над юношами стал так называемый карточный долг.

В 1975 году было совершено дерзкое ограбление универмага по улице Дружбы Народов. Преступниками было похищено бытовой техники на сумму 40 тысяч рублей.

В 1976 году милицией города Припять была задержана группа лиц, занимающаяся продажей иностранной валютой и чеков “Внешпосылторга”.

С прибытием в город сезонных вахтовых рабочих, начиная с 1980 года, участились случаи массовых драк между местными и приезжими. Одно из таких побоищ закончилось конфликтом с правоохранительными органами с переворачиванием и битьем машин.

После этого случая наряды возле местной дискотеки “Эддисон-2” в ДК “Энергетик” усилили.
В 1984 году произошло самое страшное преступление за всю недолгую историю города. В общежитии №10 была убита девушка. Причиной смерти стал нанесенный в голову удар. Убийцу судили показательно в ДК “Энергетик” и приговорили к смертной казни.

Всего за годы существования города до момента аварии в Припяти было совершено 300 особо тяжких преступлений, среди которых убийства, ограбления, кражи со взломом, нанесения тяжких телесных повреждений, изнасилования и угоны.

Вот такой вот он был город МИРНОГО атома…

РАБОТА У НИХ ТАКАЯ.

С момента аварии в Припяти в общей сложности было задействовано 300 сотрудников уголовного розыска – 80 человек из Киева, 150 из области и 70 из других регионов. Буквально в первые дни во время эвакуации, в организации которой милиционеры принимали активное участие, было раскрыто 2 преступления – попытка ограбления ювелирного магазина и кража бытовой техники из одной из квартир. Также милиционерами было задержано 10 паникеров, сеющих слухи, и два руководителя предприятий, которые самовольно покинули место работы. Также удалось задержать трех рецидивистов, уклонившихся от эвакуации и готовящихся совершать преступления, связанные с хищением личного имущества эвакуированных граждан. После непосредственно эвакуации милиционеры приступили к охране правопорядка, так как в город уже начали массово прибывать ликвидаторы последствий аварии. В это же время они опломбировали незакрытые квартиры и пытались предотвратить хищения частной и государственной собственности. Вместе с городом под охрану сотрудников МВД попала вся 30-километровая зона отчуждения. Милиционеры несли службу на КПП, совершали объезды территории, имея на руках карту дислокации магазинов, сберегательных касс, административных зданий. Также на руках у сотрудников правоохранительных органов были на руках карточки учета всех, кто имел право на ношение и хранение огнестрельного и охотничьего оружия. В первые месяцы после ликвидации аварии было задержано 6 преступных групп, состоящих из военнослужащих запаса, которые при попустительстве начальства проникали в зону и занимались хищением имущества. Было задержано 187 человек, отказавшихся от эвакуации. В общей сложности под охраной милиции находилось государственной собственности общей стоимостью на 130 миллионов советских рублей. Были пресечены неоднократные попытки вывести из зоны зараженные дефицитные продукты и алкоголь с целью дальнейшей реализации.

Через 10 дней после эвакуации был задержан некто Фоменко, неоднократно судимый рецидивист, пытающийся вывезти на себе триста пар похищенных из магазинов дорогих наручных часов.

Спустя неделю после аварии была задержана группа из 16 человек на 4 автомашинах. Преступники вскрывали заколоченные дома эвакуированных и похищали ценные вещи и драгоценности.

Чуть позже было задержана группа военнослужащих, промышлявшая кражами автомобильных запчастей с машин эвакуированных. Милиционерами было найдено 314 из 348 граждан, находящихся под надзором милиции (имеющие условные сроки) и установлено их местоположение.

Всего в период с апреля по декабрь 1986 года сотрудниками правоохранительных органов, работающих в Припяти, было раскрыто 95 преступлений, 75 из которых были кражами.

НИЧЕГО СВЯТОГО

Пока милиция стояла на страже государственной собственности и личного имущества эвакуированных из Припяти граждан, в зоне отчуждения было совершено поистине варварское преступление.

На момент аварии к 1986 году на территории так называемой зоны отчуждения существовало две действующие церкви – Храм Архистратига Божия Михаила в селе Красно и Свято-Воскресенская церковь в селе Толстый Лес. Участь второй церкви была незавидна. В 1996 году она сгорела дотла. А вот Михайловский храм в Красно в первые дни эвакуации был полностью разграблен ворами. Древние иконы, уникальные предметы церковного обихода 17 века исчезли навсегда. Холсты с изображениями святых, размещенные на стенах на большой высоте, были сорваны.Все, что представляло материальную ценность, было вывезено в неизвестном направлении. Во всеобщей неразберихе виновных в этом святотатстве найти, естественно не удалось. Хотя попытки найти украденное были. Милиционерам удалось установить, что разграбление церкви было тщательно спланировано и методично исполнено. Украденные церковные ценности вывозились на легковых машинах, потом их перегружали на грузовики. Как церковные ценности покинули зону отчуждения, выяснить не удалось. Несколько редких икон всплыло в Германии в середине 90-ых в частных коллекциях. Ограбление церкви в селе Красно дало зеленый свет аферистам и охотникам за церковной утварью.

Следующий случай похищения икон из покинутых домов произошел в селе Замошня, расположенном в 20 км от Припяти. Большую часть населения села составляли староверы. Вернувшиеся спустя год самоселы обнаружили, что из их домов исчезли предметы старообрядческого обихода, датируемые 14-15 веком.

Также была ограблена Свято-Ильинская церковь все в том же селе Замошня. Несмотря на то, что церковь была недействующая, в ней хранились древние иконы и рукописные церковные книги. Все это бесследно исчезло. Но, несмотря на это, в обоих церквях до сих пор продолжаются церковные службы.

Предпринимаются попытки восстановить храмы. Священников у этих церквей нет, но двери их всегда открыты для тех, кто еще во что-то верит.

ВОЛКИ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ ЗОНЫ

Первого мародера в Припяти задержали в первую же ночь после аварии с 27 на 28 апреля 1986 года. Им оказался рабочий автоколонны, который попытался вывезти алкоголь из столовой АЭС. Судили его военным трибуналом и приговорили к 10 годам лишения свободы.

Руководство города и милиция Припяти сразу после аварии, сообразив, что случаев мародерства после эвакуации в городе не избежать, приняли беспрецедентные меры по охране государственной и частной собственности.

После эвакуации жителей города все подъезды жилых домов и государственных учреждений были опечатаны и поставлены на сигнализацию. Любые попытки проникнуть внутрь пресекали воинские патрули и наряды милиции. В ночное время БТРы совершали объезд по улицам города. Но именно в это время и началась первая волна мародерства.

Преступников изначально не интересовали крупные вещи. Уезжая, жители города брали с собой продовольствие на три дня, документы и деньги. Сразу разобью миф – никаких ограблений ювелирных магазинов и сберегательных касс в Припяти не было. Все ценные вещи и деньги хранились в сейфах, несгораемых шкафах, которые защитили их от воздействия радиации, а потому были вывезены в первую очередь.

Первых мародеров интересовали личные ценные вещи граждан, хранившиеся в квартирах. Чаще всего это были золотые украшения, облигации и переносная бытовая техника в виде магнитофонов. Проникали в дома преступники-одиночки просто – разбивали окно квартиры на первом этаже и не спеша орудовали в целом подъезде. Со слов очевидцев, в первый месяц после аварии они не раз слышали по ночам на улицах города выстрелы. Милиция и армия долгое время отрицали факт пресечения мародерства с применением оружия и говорили, что отстреливали бродячих собак, заполонивших улицы города. Но тем не менее в первый месяц после эвакуации было пресечено более 40 эпизодов разграбления опустевшего города.

Преступники орудовали в магазинах, похищали продукты и алкоголь, взламывали уцелевшие сейфы и грабили квартиры.

Осенью 1986 года жителям города было разрешено на непродолжительное время вернуться в свои дома, чтобы собрать теплые вещи и предметы, представляющие для них ценность. Многие из приехавших в свои дома обнаруживали пропажу вещей. Вот тогда местным правоохранительным органам пришлось признать факт незаконного проникновения в квартиры. Ведь действия мародеров не могли остаться незамеченными владельцами квартир, которые подавали заявления. Тогда милиционеры проявили поистине оперативную смекалку. Большинство обвиненных в этих преступлениях были задержаны и наказаны. Но, к сожалению, не за кражу и грабеж. Их действия квалифицировались двумя видами ответственности – административной (нарушение требований режима радиационной безопасности) и уголовной (нарушение правил обращения с радиоактивными материалами).

А тем временем разграбление Припяти продолжалось…

Вторая волна мародерства в Припяти и в Чернобыльской зоне отчуждения напрямую связана с появлением там местных жителей. Сообразив, что больше здесь жить они не могут, люди старались прихватить с собой как можно больше имущества. И не всегда это имущество было своим. Наибольшую проблему составлял 19-километровый коридор зоны отчуждения со стороны Белоруссии, не имевший ограждения. Расхитителей народного добра не пугали дозы радиации. Буквально за год было задержано 14 преступных групп, занимающихся расхищением опустевших сел и деревень зоны. Каждая из этих групп специализировалась по своему профилю. Одни занимались хищением строительного материала – снимали шифер с крыш, воровали кирпич, древесину и вынимали стекла из окон. Других интересовало личное имущество жителей. Грузовыми автомобилями они вывозили телевизоры, холодильники и электрические плиты. Третьи работали строго по сельхозтехнике, снимая детали с комбайнов, тракторов и бульдозеров. Были и те, кого интересовали предметы старины и ювелирные украшения.

Также вплоть до 1990 года в зоне отчуждения действовала группа, охотившаяся за охотничьим оружием в зоне и незаполненными бланками документов – паспортов, аттестатов, трудовых книжек и водительских удостоверений.

Сильно милиции досаждали браконьеры, которые вели отстрел зараженных животных в зоне, и попутно занимались хищением продуктов длительного хранения (консервов, “закруток” и прочего) с целью дальнейшей продажи.

Преступники были вооружены, оснащены техникой и действовали довольно организованно, проникая в зону на личном транспорте. Милиция придумала способ борьбы с автомародерами – на проселочных дорогах закапывались сельскохозяйственные бороны, которые пробивали колеса машин грабителей.

В Припяти, отключенной от электричества, тем временем появилась “Банда мебельщиков”. Преступники обзавелись так называемыми “красными” пропусками, дающими беспрепятственный въезд и выезд из зоны, и стали похищать дорогостоящую мебель из брошенных квартир. Особенно преступников интересовали еще не распакованные спальные и гостиные гарнитуры, которые поступили в продажу накануне аварии в мебельный магазин. Большая часть мебели уходила в северные регионы СССР. По делу о хищении мебели было задержано несколько высокопоставленных чиновников, по сути дела “крышевавших” этот преступный бизнес.

Мародерство в зоне отчуждения продолжалось…

Третья волна мародерства в Припяти началась в 90-ые годы после развала СССР и продолжается, как ни странно это звучит, до сих пор. Ее инициаторами стали так называемые “металлисты” – охотники за цветными металлами.

По началу преступники действовали довольно аккуратно и довольствовались малым. Их интересовали медные кабели, трансформаторы… Но уже к середине 90-ых металлическое мародерство было поставлено на поток. Преступники умудрились распилить несколько БТРов, хранящихся на “кладбище техники”, и срезать лопасти с вертолетов, участвовавших в тушении пожара на 4-ом реакции. Связано это с ослаблением контроля за зоной отчуждения со стороны правоохранительных органов Украины, которые зачастую сами участвовали в случаях массового мародерства.

Преступниками были похищены алюминиевые профили окон, вывезены стекла, ванны, раковины, снята настенная и напольная плитка. В 2011 году руководство станции само участвовало в продаже зараженных изотопами 24 тонн труб. Организаторы этой аферы были задержаны. Но это не смогло остановить желающих поживиться на скелете мертвого города.

Спустя несколько лет на выезде из зоны было задержано несколько фур, груженных батареями центрального отопления, когда-то стоявших в жилых домах Припяти.

Помимо этого добавились аферы с документами. Буквально несколько лет назад можно было запросто купить документы, подтверждающие факт проживания в 30-километровой зоне отчуждения для получения льгот, положенных “чернобыльцам”.

Примерно в это же время был разграблен военный объект “Припять-2”, именуемый в народе “Дуга”. Было похищено несколько тонн золото- и платиносодержащих деталей из микросхем.

Также появилась информация о том, что в зоне отчуждения скрываются преступники, имеющие проблемы с законом.

В конце 90-ых на границе с Белоруссией были задержаны члены банды автоугонщиков, совершившие несколько убийств водителей перегоняемого из Германии транспорта.

Но чужие в зоне не приживаются. Местные жители-самоселы, не желая идти на конфликт с властями, способствуют задержанию граждан, имеющих проблемы с законом. Именно благодаря такой бдительности был задержан маньяк, осужденный за убийство 7 женщин и совершивший побег из колонии на западной Украине.

А зона тем временем продолжает жить по своим законам… Ведь если там есть овцы, с которых можно получить хоть клок шерсти, всегда найдутся волки…

НЕ ПОЗНАВШИЕ ЛЮДСКОГО ГОРЯ.

Преступников-одиночек, орудовавших в Припяти, нельзя перечислить поименно. Как оказалось, слишком много людей были готовы поживиться на людском горе. И давайте без иллюзий… Пороки человеческие гораздо сильнее, чем добродетель, ведь перед искушением так тяжело устоять…

Поэтому мы расскажем об организованных преступных группах, занимающихся грабежами в Припятской зоне отчуждения в глобальных масштабах.

В 1986 году на могильнике в районе Рассохи была задержана большая партия коровьих туш. По документам она подлежала экстренному захоронению. Во всех тушах отсутствовали филейные части. Задержанный экспедитор одного из колхозов зоны отчуждения сообщил, что мясо с туш срезали для вывоза и последующей продажи на рынках Киева. Основываясь на его показаниях, на рынках Киева и области было ликвидировано по горячим следам 229 точек по продаже зараженного мяса.

В 1986 году была задержана заведующая магазина №1 в Припяти. При помощи военнослужащих женщина организовала хищение и вывоз зараженных продуктов за пределы зоны отчуждения в коробках из под патронов с целью дальнейшей перепродажи по спекулятивной цене.

В 1986 году военнослужащими внутренних войск была задержана группа жителей в одной из деревень зоны отчуждения. В сене, предназначенном для корма скотины, граждане вывозили личное имущество эвакуированных жителей с целью наживы.

В 1987 году недалеко от Припяти была остановлена машина, не имеющая документов на право нахождения на закрытой территории. В багажнике автомобиля было обнаружено большое количество наркотических и психотропных препаратов. По словам задержанных они приобрели, а часть похитили из закрытых медицинских и фельдшерских пунктов.

В 1987 году сотрудниками милиции была задержана организованная преступная группа, занимающаяся похищением денег из касс магазинов в Чернобыльской зоне. Преступников интересовала так называемая оставшаяся дневная выручка. Бандитами было похищено 25 тысяч советских рублей.

В 1987 году была приостановлена деятельность преступной группы, занимающейся хищением бензина и горюче-смазочных материалов на машинно-технических станциях. Всего преступникам удалось похитить 290 тонн топлива и вывезти его за пределы зоны отчуждения.

В 1987 году было приостановлено 129 случаев самогоноварения среди местного населения на прилегающих к зоне отчуждения территориях. Реализовывался самодельный алкоголь среди ликвидаторов последствий аварии.

В 1987 году на одном из КПП был задержан грузовик. При проверке выяснилось, что документы на прибывание в городе подделаны. В кузове, накрытом брезентом, было обнаружено 8 телевизоров, 20 чешских чайных сервизов, 4 стиральных машинки и большое количество изделий из хрусталя. Арестованный водитель сообщил, что груз он был должен доставить в Минск для дальнейшего сбыта его на рынке. Как выяснилось в ходе допроса, это была его не первая поездка в покинутый людьми город. Задержанный назвал имена своих коллег, которые оказались… сотрудниками белорусской милиции!

В 1988 году на одной из барахолок Киева была задержана группа молодых людей, пытающихся сбыть шубы из ценного меха со следами радиации. Задержанные сообщили, что шубы с ценниками привезены ими из одного из складов-отстойников зоны отчуждения, где были обменены у военнослужащих внутренних войск на сигареты и алкоголь. В гараже одного из задержанных была обнаружена большая партия трикотажного товара одного из промтоварных магазинов Припяти.

В 1988 году сотрудниками ОБХСС были раскрыты массовые махинации в управлении строительства Чернобыльской АЭС. Один из руководителей по поддельным документам перепродавал выделяемые на нужды станции строительные материалы сторонним организациям в Уфу. Также на складах управления были выявлены огромные недостачи и хищения ценной радио и фотоаппаратуры.

В 1988 году в вахтовом поселке Зеленый Мыс была задержана группа лиц, занимающаяся хищением сданного местным населением на временное хранение имущества. В сговоре с преступниками было руководство складов. По документам все похищенное имущество было уничтожено, как зараженное. Добычей преступников стало продовольствие, бытовая техника, ценные книги и личный автотранспорт бывших жителей окрестных сел и деревень.

В 1988 году нарядом милиции была задержана банда, разбирающая дома в зоне отчуждения. Разобранные бревна нумеровались, складывались на прицепы тракторов и продавались за пределами Чернобыльской зоны, как дома для дачников по “бросовым” ценам. Всего за время деятельности преступниками было разобрано более 100 домов.

Можно ли назвать совершивших это людьми? Мы не знаем. С одной стороны, они никого не стреляли и не резали. С другой стороны они продавали людям смерть, медленную и мучительную. Но мы точно знаем, что не для них жители покинутых деревень и городов оставляли на столе такие записки:

“Милый прохожий. Не ищи дорогих вещей. У нас их не было. Пользуйся всем. Только не мародерствуй. Мы вернемся”.

КОЛЕСА ПРИПЯТИ.

Никто никогда не задавал себе вопрос, сколько личного автотранспорта было в Припяти. Известно, что существовало 2 гаражных кооператива. Один с капитальными кирпичными гаражами (в которых были погреба, ямы для ремонта) принадлежал в основном сотрудникам ЧАЭС. Другой с обычными железными, наподобие наших ракушек. Известно, что номера машин выглядели примерно так: 00-00 КХ, где последняя буква менялась. В основном преобладали “Жигули”, “Москвичи” и “Запорожцы”. Также за счет хорошего снабжения города жители могли купить не только тяжелые мотоциклы типа “Урал”, “Днепр”, и чего-то попроще типа “Восход” и “Минск” и “Иж”, но также чешские “Чезет” и “Ява”. Начальство, конечно, любило “Волгу”, особенно ГАЗ 3102… А очень большое начальство пользовалось служебными “Чайками”.

После аварии кому-то удалось эвакуироваться на личном автотранспорте, особенно начальству, но большая часть машин осталась на территории города. Как удалось выяснить, в Припяти на момент аварии было 160 домов и 26 общежитий. В среднем в каждом доме было от 5 до 20 машин. Итого на весь город, если посчитать приблизительно, выходило более 2000 машин. И это не считая мопедов и мотоциклов. Сразу после аварии машины, оставленные возле домов, были перевезены на стоянку за местным РОВД. С них снимали номера и судя по фотографиям того времени не только их. Гаражи вскрывались и оттуда тоже доставался транспорт для так называемой дезактивации. После этого большая часть машин была перевезена на территорию бывшего колхозного рынка между Припятью и железнодорожной станции Янов, где, по словам очевидцев, они были перекрашены в яркие цвета и на лобовом стекле каждого была пометка с дозой радиации. Машины были закрыты и охранялись. Машины, вытащенные из гаражей, подвергались утилизации на месте с помощью тяжелой техники. До сих пор оставшиеся от них искореженные груды метала можно встретить в гаражных кооперативах.

Какой-то частью транспорта пользовались ликвидаторы. После использования она также подлежала уничтожению. Жителям Припяти и прилегающих к ней населенных пунктов полагалась компенсация за утрату транспорта. По документам большинство автомобильной техники было утилизировано на двух полигонах – Рассоха и Буряковка, кроме той, что хранилась на стоянке возле рынка. Вот с ней и произошли загадочные метаморфозы. Вначале с машин начали исчезать отдельные элементы и детали – колеса, сиденья, фары, зеркала. С каждым годом и самих машин становилось все меньше и меньше. Оставшиеся превращались в груду покореженного металла уже без двигателей под капотом. По неподтвержденным данным из почти 1000 автомобилей, хранившихся на стоянке (повторюсь, эти машины были не сильно заражены) к 2016 году осталось всего 27. И то на данный момент они исчезли. Зато спустя год после аварии во многих регионах СССР стали появляться не только радиоактивные запчасти, но и радиоактивные машины. Больше всего такой автомобильной техники оказалось в северных регионах. Попытки узнать происхождение этих автомобилей закончились полным провалом. По документам они продавались и перепродавались через третьи руки. Но несмотря на это все следы вели на территорию Украинской ССР.

Тогда этому не придали значения, тем более самые дорогие автомобили ушли из Припяти своим ходом.За рулем их сидели как правило партийные боссы, директора и другие особо важные эвакуированные персоны. Наверняка они тоже избавились от машин.

А вот кто проделал и прикрыл авто-аферу Припяти с автомобилями возле рынка, неизвестно до сих пор. Чем, скажите, не мафия?

ДЕТСКИЕ ИГРЫ ИЛИ СТАЛКЕРЫ СУМРАЧНОЙ ЗОНЫ.

На сегодняшнее время наибольшую проблему для Чернобыльской зоны отчуждения представляют так называемые “сталкеры”. Первые из них появились в районах Припяти в середине 90-ых. Они не были мародерами. В основном это были фотографы, художники и режиссеры-документалисты, которых интересовала эстетика опустевшего города. Массовый приход сталкеров произошел после выхода игры “S.T.A.L.K.E.R. Тень Чернобыля” в 2007 году. Они-то и стали и остаются до сих пор главной головной болью правоохранительных органов Украины и Белоруссии. В основном это искатели приключений, решившие испытать себя суровой романтикой зоны отчуждения. Ни радиация, ни штрафы не могут остановить беспечных авантюристов. Только в 2018 году таких игроков-романтиков было задержано 198 человек.

Вторая группа сталкеров уже напрямую нарушает закон о распространении радиоактивной опасности. Это охотники за сувенирами из чернобыльской зоны, которые они в последствие перепродают через аукционы в интернете. На некоторых сайтах можно найти книги, предметы с советской символикой, фотографии, предметы быта и многое другое. Цены на такие “лоты” колеблются от 50 до 10 тысяч долларов. Совсем недавно украинским СБУ и полицией были задержаны сталкеры, охотившиеся за серебряной посудой (столовые приборы) и иконами. В нескольких схронах, организованных молодыми людьми было обнаружено около 40 икон и несколько сотен килограммов столового серебра. Преступники были осуждены на сроки от 5 до 7 лет.

А вот существуют ли криминальные группировки, орудовавшие в периметре зоны отчуждения – большой вопрос. Таких преступлений, как убийства за последние 30 лет в данном районе зарегистрировано не было. Были случаи гибели сталкеров, связанные с падением с высоты, гибелью в завалах и утопления. На старом еврейском кладбище в соседнем с Припятью городе Чернобыле находятся 5 могил с неопознанными телами, найденными в окрестностях Припяти.

Периодически просачиваются слухи о скрывающихся в зоне преступниках. Но официально зарегистрировано только несколько случаев – белорусская банда автоугонщиков, маньяк, бежавшая из детского дома группа подростков, совершавшая нападения на поселения самоселов, группа пироманов, в 1992 году орудовавшая в чернобыльском полесье, а также несколько дезертиров, которые промышляли кражами из покинутых людьми домов в середине 90-ых.

Миф о преступниках, скрывающихся в зоне, разбивают сами самоселы, для которых наличие в непосредственной близости к их жилью посторонних людей создает определенные проблемы. Поэтому они сами, находясь на полулегальном положении, беззастенчиво сдают таких полиции.

Официальное упоминание о бандах в Припяти промелькнуло в западной прессе всего один раз. В середине 90-ых на группу итальянских документалистов, снимающих фильм о животном мире зоны, было совершено разбойное нападение – вооруженные преступники в масках отобрали у иностранцев ценные вещи, аппаратуру и паспорта. Преступники не были найдены.

Регулярно появляются слухи о том, что проводники зоны сотрудничают с украинскими криминальными структурами и часть гонорара за нелегальное путешествие отдают в кассы преступных сообществ. Но это все больше похоже на мифы. Проще платить тем, кто охраняет периметр зоны отчуждения. Причастность организованных преступных групп к массовым хищениям в Припяти также не доказано. Так что криминал Припяти довольно единообразен и предсказуем. Это кражи и мародерство.

КРИМИНАЛЬНЫЕ МИФЫ ПРИПЯТИ. ОРУЖИЕ.

Многие, наверное, до сих пор считают, что в Припяти после аварии легко можно было разжиться оружием. Может быть и легко… Но фактически невозможно. Сразу после аварии для поддержания порядка в город стали прибывать сотрудники милиции из других регионов. Все оружие хранилось в оружейных комнатах РОВД города Припяти. Помимо караулов и дежурных на заднем дворе здания всегда находилось несколько БТРов, патрулирующих по ночам город с полным комплектом вооружения по четырем маршрутам. Так что рискнувших завладеть оружием скорее всего не было. Вернее не было дураков.

“Но были же военные части! Можно было там что-то дернуть!” – скажете вы. Конечно были. Например между деревнями Копачи и Диброва стояла воинская часть №74939, обслуживающая знаменитый объект ЗГРЛС “Дуга”. Кто не знает, этот объект назывался еще “Чернобыль-2”. Там была установлена система раннего обнаружения пусков межконтинентальных ракет. На момент аварии часть была обнесена тремя слоями колючей проволоки под напряжением и находилась под круглосуточным караулом. Всего в в/ч 74939 проходило службу порядка 400 офицеров и солдат. Так что и это был не вариант.

Также рядом с деревней Копачи была расположена батарея ЗРК С-75 “Волхов”. Это ракеты средней дальности, которые также находились под усиленной охраной.

Нет, конечно, можно было рискнуть и завладеть оружием сторожей, охраняющих саму Чернобыльскую АЭС, но дело в том, что сторожами был 685-ый отдельный батальон управления спецчастей ВВ МВД, в/ч 3561. Службу в нем проходили 108 человек – 4 офицера и 104 прапорщика, причем специально обученные. Так что и здесь с оружием мимо.

Было еще две части. В/ч 01515 и батальон радиотехнических войск в городе Чернобыль. Первая – это строительный батальон, стоявший недалеко от станции Янов, которым по штатному расписанию оружие не полагалось. Вторым оно было не нужно, так как они занимались инженерно-изыскательскими работами.

“Но как же? В городе ведь были перестрелки!” – возразите вы. Были! И в окрестностях тоже. И вертолеты доставляли в зону отчуждения бойцов спецназа. Значит кто-то добывал оружие? Но и здесь не складывается. Действительно, вооруженные представители КГБ занимались ликвидацией секретной документации по АЭС. Вернее, контролировали процесс уничтожения документов, списков. Да, иногда выстрелы звучали. Но они были предупредительными. А касаемо массовой пальбы… Она тоже была. Как бы это не было горько осознавать, военнослужащие отстреливали домашних животных, которых жителям зоны при эвакуации не разрешили взять с собой. Большинство из них было заражено. Без еды и присмотра они одичали буквально за неделю и стали нападать на ликвидаторов. Также из леса к Припяти стали подтягиваться дикие животные – кабаны, волки, лисы. Именно их и отстреливали специально обученные люди. А для борьбы с мародерами хватало сил милиции.

“Но как же все-таки оружие?” – вы не унимаетесь. Да, его можно было достать, но достаточно проблематично. В первые дни после аварии милиционерам на руки были выданы списки всех охотников и тех, кто имел право на ношение и хранение оружия. Оружие изымалось и свозилось в начале в РОВД, а потом в здание Горисполкома вместе с боеприпасами. Так что завладеть можно было только незаконным оружием, не зарегистрированным в местных органах власти и охотничьих обществах.

Чаще всего оружие хранилось в тайниках деревень и сел зоны отчуждения.

КРИМИНАЛЬНЫЕ МИФЫ ПРИПЯТИ. ВОДКА.

Все слышали о том, что в Припяти много пили, потому что по слухам водка помогала защититься от радиации, а значит этой водки в зоне отчуждения было много, особенно в брошенных магазинах и кафе. Выходит, вся Припять бухала! Но… Это совсем не так. За водкой в зоне отчуждения приходилось охотиться, и стала она там самой дорогой валютой.

“А как же кафе, рестораны, спирт из больниц, самогон из деревень?” – спросите вы. Кафе и рестораны давайте уберем сразу. Кто-то может быть забыл, а кто-то и не знает, что в 1986 году набирала обороты антиалкогольная компания М.С. Горбачева от 1985 года. В день аварии в Припяти играли 16 свадьб. И все они были безалкогольные! Согласно закону водку в разлив продавать было запрещено, соответственно в многочисленных кафе ее тоже не было. Небольшие запасы были в гостинице “Полесье”, но туда сразу приехали большие начальники, для которых она (водка) собственно говоря и предназначалась. А вот ресторан в Припяти так открыт и не был. Его открытие отложили все из-за того же “сухого закона”.

“А спирт?” – спросите вы. Технический из запасов АЭС люди пить попросту боялись. Оно и понятно, почему. Весь медицинский спирт был срочно перевезен в больницу Припяти МСЧ-126, куда доставляли пострадавших в результате аварии. Больница находилась под круглосуточной охраной милиции. Туда же, кстати, свозили и все наркотические и сильнодействующие обезболивающие препараты.

“А магазины-то были! Должны же быть запасы! Пусть не всегда, но в определенное же время товар отпускали!”… Но и тут вас разочаруем… Водки в магазинах почти не осталось. На носу были майские праздники. Аккурат перед ними в магазинах “выкинули” мясные деликатесы и алкогольные напитки. Так что вся сорокоградусная перекочевала к припятчанам домой. Именно за ней и ломились в закрытые квартиры мародеры.

А теперь о самогоне. Это единственный алкоголь, который был в свободном доступе. Но все точки его изготовления и продажи милиция знала. А потому быстро уничтожила все запасы горячительного пойла.

Так над зоной отчуждения навис сухой закон. Конечно, алкоголь в зону все равно проникал, правда в очень небольших количествах вместе с ликвидаторами и самогонщиками из прилегающих к зоне областей. Поэтому в зоне отчуждения алкоголь был на вес золота…

КРИМИНАЛЬНЫЕ МИФЫ ПРИПЯТИ. КВАРТИРЫ.

“Нет, в квартирах было столько добра! Наверняка мародерам было, чем поживиться! Уезжая, люди бросили все. Конечно, может в начале это все и охраняли, но ведь потом это забросили и стало можно брать все, что захочешь!” – скажут некоторые. А вот и нет. Снова не угадали. И расстроим мы сейчас тех, кто, изучая фотографии пустых квартир Припяти в интернете уверен, что это дело рук мародеров. Как мы уже писали ранее, погулять мародерам по квартирам удалось только в промежутке с мая 1986 года по октябрь 1987. И то действовали они очень скрытно. Хотя и вывозили вещи машинами. Но, как правило, действовали мародеры внутри города по одной и той же схеме – стаскивали краденные вещи в одну из квартир, собирали партиями, а только потом вывозили все оптом. Конечно, не без помощи лиц, ответственных за охрану личного имущества граждан, находящихся в эвакуации.

Немного посвободнее мародеры гуляли в населенных пунктах, находящихся рядом с городом. Но это немного другая история. А мы вернемся к квартирам.

Конечно же были одиночные случаи проникновения, но милиция действовала, сигнализация работала. Да и народная молва остужала горячие головы страшными байками о расстрелах мародеров на месте по законам военного времени. Так что массового разграбления квартир избежать все-таки удалось.

“Так почему же они пустые?” – спросите вы. А все на самом деле просто… Осенью 1987 года назрела ситуация, когда продукты, оставленные в холодильниках, стали портиться из-за перебоев с электричеством. Мыши, крысы, тараканы, вонь и безуспешные попытки дезактивировать Припять подтолкнули власти к непростому решению. Поняв, что жители в город вернуться не смогут, их имущество решено было уничтожить во избежании еще и эпидемиологической катастрофы.

Первыми в квартиры заходили женщины лаборанты в сопровождении милиционера, который, осмотрев квартиру, опечатывал в отдельный пакет документы, деньги и драгоценности. Хорошие вещи, такие, как шубы, костюмы, сервизы, хрусталь попросту рвали и били, чтобы они не достались мародерам и не оказались на рынках городов. Ковры резали пополам, мебель ломали.

Следом за первой комиссией шли дозиметристы. Они проверяли на радиационный фон теле и радиоаппаратуру, а также бытовые приборы. То, что не сильно фонило, помечали и вывозили либо для нужд ликвидаторов, либо в магазин “Радуга” в центре города, приспособленный под склад временного хранения.
Последними шли солдаты, которые, не церемонясь, выкидывали прямо из окон холодильники, остатки мебели и “фонящую” технику. Это все подбиралось и грузилось в самосвалы для дальнейшего вывоза на утилизационные полигоны.

Но как всегда подневольные люди солдаты проявили рвение только в центре города. Об этом говорит тот факт, что квартиры на окраине Припяти остались практически не тронутыми. А чтобы мародеры не воспользовались тем, что лень было выкидывать, солдаты просто доламывали.

Таким образом, к концу 1987 года проблема мародерства в самой Припяти была практически решена. В квартирах брать стало нечего, кроме брошенных книг, фотографий, детских игрушек и одежды. Вся бытовая техника, мебель и посуда без радиационного фона перекочевала в одно место и хранилась под сигнализацией в вышеупомянутом магазине “Радуга”. Дома отключили от пульта сигнализации. Бытовой катастрофы удалось избежать… Мародеры рванули в села зоны отчуждения поживиться тем, что еще осталось.

КРИМИНАЛЬНЫЕ МИФЫ ПРИПЯТИ. ГОРОД ТРУДА ИЛИ ГОРОД БОЛЬШИХ ДЕНЕГ?

Безусловно Припять был одним из цветущих городов в СССР. 25 магазинов, 160 жилых домов с улучшенной планировкой, 27 заведений общепита (столовые, кафе, рестораны), 1 больница, 3 поликлиники (1 из которых стоматологическая), 5 школ, 15 детских садов и ясель, 10 спортзалов, 3 бассейна, 2 стадиона, 2 кинотеатра (ДК “Энергетик” и “Прометей”). По городу курсировало 167 автобусов… И это все на меньше чем 50 тысяч человек (население города до аварии). Продовольственное и вещевое снабжение города было налажено идеально. Даже жители Киева приезжали в Припять за продуктами и промтоварами. В магазинах Припяти запросто можно было купить французские духи, электронные часы, без всякой очереди можно было приобрести мотоцикл, телевизор, магнитофон, музыкальный центр. На прилавках продуктовых магазинов постоянно были деликатесные мясные и рыбные продукты.

На момент аварии городу было всего 16 лет… Средний возраст его жителей составлял 26 лет. Молодежь развлекалась на дискотеке “Эдиссон”, в клубе (;;;) с пророческим название “Сталкер”, могла послушать живую музыку в кафе-дискобаре “Полесье”… На пристани был собственный яхт-клуб, а в центре города был парк с аттракционами.

Средняя зарплата в Припяти была выше среднего и начиналась от 300 рублей в месяц. В городе действовало 5 сберкасс, где жители хранили свои вклады.

Выражаясь языком того времени, можно смело сказать, что коммунизм в Припяти был почти построен. Но не забыли во время строительства и о людях. Сами жители города не любили вслух говорить о том, сколько они зарабатывают. Вся информация всплыла, когда в начале августа 1986 года Совет Министров СССР принял решение о материальной компенсации тем, кто пострадал во время аварии. Начали составляться списки. Предусматривалась следующие выплаты: на одного человека – 4 тысячи рублей. На семью из двух человек – 7 тысяч. Семья из четырех человек получала 10 тысяч рублей. Если же человек не соглашался с суммой компенсации, считая, что вещей у него было на большую сумму, то все проблемы решала конфликтная комиссия при исполкоме. Гражданин писал заявление, комиссия выезжала на место, производила оценку имущества, учитывая износ и принимала решение.

Вот тогда и всплыли следующие факты:
– машина была у каждого четвертого жителя Припяти;
– в квартирах горожан было много мебели иностранного производства (Румыния, Югославия);
– в квартирах присутствовал дорогой чешский хрусталь, включая люстры (по тем временам предмет быта, доступный далеко не всем);
– среди личных вещей граждан имелись довольно дорогая теле и радио аппаратура (в заявлениях часто фигурировали телевизоры и магнитофоны иностранного производства, такие как “Панасоник”, “Грюндик”). Присутствовали даже видеомагнитофоны;
– в квартирах были ковры, один из дефицитных товаров в СССР;
– в шкафах висели шубы из натурального меха, дубленки, шапки и дорогие костюмы иностранного производства;
– у жителей Припяти было много фото и кинотехники (фотоаппараты и кинокамеры в том числе иностранного производства, такие, как “Кэнон”);
– большое количество ювелирных украшений из драгоценных металлов с драгоценными камнями.

А теперь немного о вкладах в сбербанках Припяти. Их, естественно, тоже возвращали. Жители города регулярно пополняли свои вклады, копя на блага цивилизации для отдельно взятой семьи. Так вот, если брать в среднем, у каждой семьи было накоплено не менее 3-4 тысяч рублей. Но больше всего отличились в хранении денег жители близлежащих колхозов-миллионеров. На некоторых сберегательных книжках таких граждан сумма вклада превышала 50 тысяч рублей.

Жители Припяти много трудились. Но и были отнюдь не бедны. Если бы массовое мародерство не было вовремя остановлено милицией и армией, то неизвестно, сколько зараженных вещей гуляло бы по территории всего бывшего СССР.

Немного статистики. До начала эвакуации город покинуло 400 машин (личного автотранспорта) с семьями и вещами хозяев города. Так вот оно и было…

КРИМИНАЛЬНЫЕ ВЕТРА НАД ПРИПЯТЬЮ СЕГОДНЯ.

Что же сейчас криминального происходит в городе, который умер больше 30 лет назад? Опустим уже сказанное о мародерстве (расхищении радиаторов, труб, цветного металла). Как ни странно, Припять и прилегающая к ней территория стала зоной браконьерства. Регулярно на рынки городов поступают дары мертвой зоны – грибы, ягоды, рыба, овощи… Кого-то задерживают, фиксируют факт нарушения в протоколе, но нигде не фигурирует запись о том, что изъятое уничтожено. Только за 2018 год в Припяти было собрано 4 тонны грибов и выловлено 12 тонн рыбы. Где они, не знает никто.

У самоселов имеется 307 пчелиных семей, а получаемый мед, как утверждают пасечники, они используют для собственных нужд. Тогда почему этот мед регулярно появляется на рынках крупных городов Украины и Белоруссии. Нервно попискивающие возле него дозиметры четко указывают на место происхождения данного деликатеса.

Ежегодно из Припяти вывозится 2000 тонн метала, как незаконно, так и на вполне законных основаниях. Вывоз осуществляют нелегальные металлисты, а также предприятия, занимающиеся утилизацией под вывесками типа “Чернобыльводэксплуатация”.

Регулярно из зоны отчуждения вывозится лес. И речь идет не о санитарной вырубке. Из этой древесины строят, делают бумагу, мебель… Больше всего в этом преуспела компания “Чернобыльлессервис”.
Постоянно внутри Чернобыльской зоны идет хищение денежных средств, выделенных на поддержание в порядке девяти радиоактивных могильников. Не отстают и организаторы туристических поездок, как легальных, так и нет. Учитывая, что стоимость одной поездки начинается от 150 евро, можно себе представить, сколько зарабатывают местные гиды на сталкерах.

И все эти средства проходят мимо атомной электростанции и оседают в чьих-то карманах. А тем временем чудом остановленный реактор продолжает разрушаться и по сути дела является бомбой замедленного действия.

Сейчас в Припяти мародерство поставлено на правительственный уровень. Ежегодно из зоны отчуждения вывозится различных предметов и продовольствия на сумму около 20 миллионов долларов. Примерно такая же сумма незаконно присваивается из средств, выделенных на консервацию и поддержания порядка и радиоактивной безопасности в зоне странами Евросоюза.

Вот так мертвая Припять продолжает кормить живых…

На этом мы заканчиваем цикл рассказов о КРИМИНАЛЬНОЙ ПРИПЯТИ.

Мы посвятили этот цикл героям, отдавшим свою жизнь и здоровье, спасая этот мир от радиоактивной заразы – военным, пожарным, милиционерам, врачам, ученым и простым труженикам Чернобыльской зоны отчуждения.

Мы посвящаем его всем жителям, покинувшим свои дома, которым каждую ночь, пока они живы, будет сниться этот город, которого больше нет на карте.

Помните, Припять – это не игра, и не место для развлечений. Это кладбище, где похоронен целый город вместе с мечтами, надеждами и будущим.

Это было 26 апреля 1986 года… Припяти было всего 16 лет…

Автор – Сергей Юрьевич Ворон

Просмотров: 1

 

Оставьте комментарий

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru