. Чернобыльская Народная Республика | ЯСталкер

Чернобыльская Народная Республика

Rate this post

10653134

… Монотонный стук колес плацкартного вагона никак не давал заснуть, хотя прошедшая бессонная ночь уже должна была заставить капитулировать организм перед царством Морфея. Пересечение погранперехода на Волыни прошло относительно спокойно и где-то даже буднично. Теперь можно и пропустить бутылочку “Лидского” в вагоне. Однако Филатову почему-то по-прежнему не спалось. И дело тут не в чуткости организма, категорически не переносящего сторонние звуки при погружении в сон. Филатов был эмоционально возбужден, однако в силу своего темперамента уверенно скрывал свои эмоциональные порывы. Еще бы, его ждет очередная поездка в Чернобыльскую Зону Отчуждения! И это в период предсессионного психоза, традиционного студенческого безденежья и активного поиска на полях сражений личного фронта. Но Филатов – кремень! Он никогда не унывает, по крайней мере, внешне. Не показывать окружающим свои эмоции для него норма. Он по-прежнему тихо сидел на своем месте на нижней полке плацкарта, уткнувшись в окно вагона. Где-то через час состав должен прибыть в Киев…

Оставшийся до приезда час прошел незаметно. Ковельский состав всегда приезжает минута в минуту, можно даже часы сверять. Взяв, рюкзак, Филатов отправился в радиоактивный бар “100 рентген”, в официальном порядке именуемый, как “Папа Джонс”. Выпив утреннего кофе и раздавив гамбургер, он пошел привычным маршрутом в сторону церкви на противоположную сторону “Южного терминала”. Сейчас он встретиться со своими друзьями-коллегами по чернобыльским покатушкам и они снова все вместе отправятся в Чернобыльскую Зону Отчуждения. Сколько уже было этих поездок? Три? Четыре? Вот уже пятая вылазка предстоит, хотя по-прежнему, кажется, что это все было вчера. Однако, к удивлению Филатова, на остановке у церкви на той стороне никого не было. Гм… 7.47 утра, может, не подтянулся еще никто? Проходит 5, 10, 15, 20 минут. “Блин, это уже не смешно”, – подумал Филатов, взволнованно озираясь по сторонам, – Неужели это как-то связано с беспорядками в Чернобыле? Тогда почему здесь никого нет? Непонятно… ” Тревожные мысли сурового техника нарушил треск мелодии личного мобильника. Филатов взял в руки телефон и увидел, что ему пришло смс. Отправитель Юный Кернес. “Диспозиция меняется, добирайся до Дитяток на перекладных, тут жарко, будь осторожен. Приедешь к тридцатке – маякни”. И что тут можно понять? Неужели ситуация в Зоне вышла из-под контроля? Ну ладно, сказали ехать в Зону на перекладных, значит поедем. Вон в ноябре был один неадекват, который фотик умудрился в поезде оставить. И добрался ведь до Зоны, причем с фотоаппаратом (!). “Нужно срочно посмотреть новости”, – подумал Филатов, зайдя в Интернет с телефона. «Так, где там мое любимое «Вешать лапшу на уши –ТВ (ВЛУ-ТВ)». Ага, вот. Кликаем, слушаем»

На экране показался топовый ведущий ВЛУ-ТВ Дмитрий Геббельсович Ковалев. С немалой долей артистизма и великодержавного пафоса, он сообщал следующее:
«В настоящее время в городе Чернобыле на Полыне Независимости продолжаются столкновения ВОХРовцев с радикальными боевиками «Полесской дибильной сотни» (ПДС) и экстремистами «Припять-сектора». Проклятые ПДСы и припятьсеки жгут комплекты ОЗК с противогазами, закидывают дозиметрами ВОХРовцев, проявляя неслыханную жестокость и насилие. Мало того, что они превратили улицу Полупанова в кладбище сожженной резины, не давая спокойно спать мирным вахтовикам, так они еще переворачивают «Неопланы» и «Спринтеры», загораживая проезжую часть. Эта жалкая кучка стругачевцев, западносельцев и других звездно-полынутых разбивает бутылки с российским пивом, выливают на асфальт российский коньяк и отказываются есть российское печенье. Это вопиющий факт национализма и фашизма! Как можно променять нашу любимую «Балтику» на какой-то там «Бiла Нiч»? Эти купленные Госдепом экстремисты угрожают жизни простых вахтовиков, поэтому призываю вести в Чернобыль войска, чтобы мирно и с любовью заставить эту жалкую кучку людей дружить с ВОХРой и АЗО. «Чернобыльнаш» и мы не дадим этот город русской радиоактивной славы на растерзание экстремистам…»

Увиденный репортаж не на шутку взволновал Филатова. «Как так? Поездки в Зону не будет? Припятьсеки с ПДСами в Чернобыле? А где все? И откуда мне писал Юный Кернес? Может вообще не ехать в Чернобыль?» Однако любопытство все же взяло свое и Филатов таки сел в такси.
– Вам куда? – поинтересовался таксист.
– До Чернобыля довезете?
Таксист на мгновение задумался. Немного неуверенно, с тревогой в голосе ответил:
– Максимум до Ораного довезу. До «Дитяток» пойдешь пешком сам уже.
– А дальше никак?
– Никак! Сегодня, по ходу ВОХРовцы Полынь зачищать будут, хана припятьсекам и ПэДээСам, неспокойно там.
– Ну хотя бы так, – соглашается Филатов.
Такси уверенно взяло курс в сторону Ораного. Таксист с удивлением смотрел на белорусского гостя, решившегося посетить Зону Отчуждения в такое непростое революционное время:
– Не страшно тебе туда ехать?
– Ну есть немного. Меня там должны встретить.
– Эх, отчаянный ты, – вздохнул таксист.

Дорога до Ораного прошла незаметно. Таксист высадил Филатова в условленном месте и дальше предстоял путь пешком. Он шел вперед, каждый раз оглядываясь по сторонам, не будучи уверенным в себе. Неизвестность и полное отсутствие информации пугали Филатова. Где сейчас его друзья? Где его напарник Юный Кернес? В самом Чернобыле настоящий шабаш, если верить Ковалеву. «Что же ждет меня впереди?» – неоднократно задавал себе вопрос суровый техник. В тревожных ожиданиях на горизонте показались «Дитятки». Внимательно осмотрев окрестности, Филатов не верил своим глазам. Вместо КПП стояло сожженное, полуобвалившееся здание, турникет был вырван с корнем, а вместо таблички «Заборонена Зона» красовались надписи «МОНСТРаняка – пiдарешт» и «Теперь тут можно все!». И подпись – Поліська дибільна сотня. На КПП не было никого, милиция куда-то подевалась. Дитятки, в принципе, и раньше не были центром скопления народных масс, но как-то здесь совсем уныло стало. Внезапно мрачную тишину нарушил звук работающего двигателя. Со стороны Чернобыля приехал белый «Мерседес-Спринтер». Лицо водителя показалось Филатову до боли знакомым. «Да это же Олег Молчанов!», – воскликнул про себя Филатов, – «Неужели и он здесь?!» Внезапно из «Спринтера» выглянул Юный Кернес и окликнул Филатова:
– Ты долго будешь еще так стоять? Давай, прыгай в машину скорее!!!

Не медля ни минуты, Филатов быстро сел в «Спринтер». Едва зайдя в салон, он сразу же словил себя на мысли, что не узнал Юного Кернеса. Строительная каска из «Юпитера», черно-красный флаг, закопченная куртка, полуобгоревшие брюки, грязные бахиллы. «Ничего себе боевик», – подумал Филатов.
– Наконец-то ты добрался, тебя уже все давно ждут! – сказал Юный Кернес.
– Что здесь вообще происходит? Почему тут беспорядки? Что с нашей поездкой?
– Ну что? Революция тут у нас!
– А почему? Что случилось? Еще недавно ведь тихо все было
– Во всем виновата АЗО. Были договоренности, что они подпишут ассоциацию с ПГРЭЗ, сделают поездки в Припять по цене в 100 гривен и будут пускать на БЩУ-4. Однако вместо этого, позарившись на российские деньги, АЗО решило, что пора 30-километровую Зону сделать открытой для людей! Понимаешь, «тридцатка» уже не будет Зоной, и сюда ринутся толпы школоло. Народ, естественно, возмутился. Кроме того, МОНСТРаняка сказал, что ноги нашей не будет на станции, мы ему не КваКваклуб и он с радостью пошлет нас на три буквы. Мы подошли к станции поговорить с местными, поставили палатки. Но к нам никто не вышел. Вместо этого пригнали ВОХРу и всех разогнали. Ну вот мы в ответку и устроили им Майдан на Полыни Независимости.
– По телевизору говорят иное…
– А ты меньше Геббельсовича слушай! Ему тут народную премию вручили за объективность освещения событий.
– А Олег откуда здесь? Он же не работает теперь на «Спринтере»…
– Ты что! Олег – наше все! Наш сотник Шиза Сергеевна, когда вся эта заваруха началась, первым делом вернула Олега обратно в Зону, теперь он опять с нами.
– А где все остальные?
– На баррикадах. Стоят в самом авангарде перед строем ВОХРовцев. Сейчас пока вроде перемирие. Ждем нашу троицу, узнаем, о чем они там договорились с МОНСТРанякой, Голошей, Кучерявенко и Грамматчиковым.

«Спринтер» быстро привез Юного Кернеса и Филатова к самому эпицентру событий. Увиденная реальность потрясла Филатова. Горящие ОЗК с противогазами образовывали клубы едкого дыма. Возведенные баррикады позволяли чувствовать себя активистам Полыни в относительной безопасности. У Филатов был полный разрыв шаблона от увиденного. По телевизору упорно убеждали, что в Чернобыли на Полыни стоят только представители западных сел Зоны Отчуждения. Но это было совсем не так. Были здесь люди и из Залесья, Парышева, Теремцов. Да вообще вся тридцатикилометровая Зона здесь собралась, чтобы объявить протест этой властной чаэсно-азошной клике. Активистов Полыни называют презрительно стругачевцами, отсылая к личности великого фантаста, автора книги «Сталкер» Бориса Стругачёвского, бывшего командующего чернобыльской повстанческой армией (ЧПА). Однако Филатов не увидел в них ничего негативного. Напротив, активисты Полыни вызывали у него интерес и где-то даже внутреннюю поддержку. Филатов видел, что эти люди не проявляют никакой агрессии. Они просто желают хотя бы немного изменить свою жизнь, подписать долгожданную ассоциацию с ПГРЭЗ, свободно ездить в Припять, посещать ЧАЭС и спокойно жить в обновленной Зоне Отчуждения. Большего им и не надо. Их просто все задолбало! Эти люди и так долго терпели унижения и репрессии со стороны АЗО-ЧАЭС. Но решение разогнать палаточный городок силами ВОХРовцев было решением очень недальновидным. Это стало зажженной спичкой, которая разожгла пламя протеста. «Да, теперь я понимаю, какой Ковалев с «Вешать лапшу на уши-ТВ» был мудаком… Это же надо, стольких людей зомбировать и разжигать ненависть с братским чернобыльским народом», – подумал про себя Филатов. Его довольно тепло приняли на баррикадах. Дали в руки дозиметр, чтобы он не стеснялся и тоже кидался им в ВОХРовцев, накормили борщом из захваченной столовой ЧАЭС и вручили настоящую каску из подвалов «Юпитера»! Никогда еще в жизни Филатов не чувствовал себя таким свободным и воодушевленным.

– Познакомься, это Меньшик – наш медийщик, – сказал Юный Кернес Филатову, представляя наиболее активных и деятельных членов «Полесской дибильной сотни». – Творческая и фееричная личность. Настоящий ее логин знает только Анахрон, который всегда рядом с Меньшиком. С Меньшиком спорить бесполезно ибо медийщик. Она отвечает за информационное обеспечение деятельности нашей сотни, Тымчук с ней и рядом не стоял. А вот это наш Грицук. Его всегда ты можешь узнать по прекрасному пению. Он очень любит петь. Любимая его песенка – «Путин ху@ло! Ла-ла-ла-ла-ла!» Конструктор, Кулибин, мастер, энергетик – и все это Грицук в одном лице. Сотником у нас является Шиза Сергеевна! Прекрасная женщина с кошкой на плече. Именно она основала «Полесскую сотню» вместе с мужем Интернет-Эксплоером. Муж постоянно рядом, в черной вышиванке и всегда покажет тебе средний палец, если ты попытаешься его сфотографировать. За боевую подготовку у нас отвечает Коля Геращенко. Он, кстати, руководитель «Припять-сектора»…
– Коля – главный припятьсек?! – почти закричал Филатов.
– Ну да. Он и в армии служил, и революцию в Москве в августе 1991 года устроил, БТРы Язова поджигал, воевал у Белого Дома в октябре 1993, лично взял в плен Макашова, взломал твиттер Медведева и вообще он самый боевой среди нас. Ну и сколотил такой же отряд из себе подобных. Они самые активные в нашей революции. Так, кто там еще у нас… Амалия отвечает за связь с Ершовым, так сказать – коммуникация простых людей с лидерами оппозиции. Всех остальных ты вроде знаешь уже, так что чувствуй себя здесь, как дома.

Филатов осматривался по сторонам, с каждой минутой все больше и больше проникаясь господствующей на баррикадах атмосферой. Находясь там, на передней линии баррикад, он многое понял. «Мы сами являемся кузнецами своего радиоактивного счастья. Только мы, объединившись в едином порыве, можем победить вселенское зло. Главное – убить в себе страх, держаться друг друга и идти вперед, несмотря ни на что, не вступая в сделки с совестью и не останавливаясь на достигнутом. Страх – единственный наш враг. Победив его – одолеем и эту нечисть. Нужно просто совершить маленький переворот внутри себя, чтобы почувствовать себя личностью, а не скотом. А дальше будет все хорошо. Ведь только победившие в себе страх, выигравшие эту маленькую войну люди смогут стать костяком возрождающейся нации! Эти люди, стоявшие здесь – непременно победят. У них нет страха – они победили его. У них есть идея и они пойдут за ней до конца. Черт, как же я люблю это место!!!» Где-то неподалеку от Филатова раздавались подбадривающие крики:
– МОНСТРаняку на гиляку! МОНСТРаняку на гиляку! – громкие возгласы были слышны на весь Чернобыль.
«МОНСТРаняку на гиляку!» – начал тоже кричать Филатов в знак солидарности с людьми на баррикадах.
– Кто не скачет – тот в Красно! Кто не скачет – тот в Красно! А кто скачет – в Ильинцах! А кто скачет – в Ильинцах! – активисты начали запевать другую речевку.

Естественно, Филатову, как и любому нормальному человеку, ни при каких обстоятельствах не хотелось попадать в Красно. Он был готов променять свой диплом, карьеру, личную жизнь и вообще многое, чтобы просто не попасть в это место. В Красно – ни ногой! Поэтому, так же как и все остальные, Филатов стал прыгать вместе со всеми! Он ведь не хотел оказаться в Красно. Нет в жизни худшего наказания, чем посещение этого места.

Внезапно на баррикадах стало тихо. Дым от сгоревшей резины немного рассеялся и выглянуло долгожданное солнце.

– Почему стало так тихо? – спросил Филатов у Юного Кернеса.
– Да вот троица пришла с переговоров, сейчас расскажут нам, о чем там договорились… Хотя какие переговоры могут быть с этой кликой? Только люстрация и наручники! – ответил Юный Кернес.
На трибуну, находящуюся на крыше готеля «Припять», поднялись три молодых человека – Ершов, Пранца и Хяюха. Речь взял Ершов:
– Дорогие друзья! Мы договорились о прекращении огня в городе Чернобыль. ВОХРа в ближайшее время покинет свои позиции и уйдет из города. МОНСТРаняка согласился пустить нас на БЩУ-1. Мы вручили ему протест в виде гифки Хрю и подписанное Оленушкой коллективное заявление КваКваклуба, что он – чудак на букву «м». Цены на поездку в Припять уже снижены до 200 гривен и в ближайшее время еще понизятся! «Тридцатку» никто не будет лишать статуса Зоны Отчуждения, ну а путь на интеграцию с ПГРЭЗ продолжится. Мы подписали соглашение с Кучерявенко, Голошей, МОНСТРанякой и Грамматчиковым…
Однако полностью закончить свою речь Ершов не смог. На трибуну прорвалась сотник Шиза Сергеевна. Она перехватила микрофон у Ершова и взяла слово. Выразительный взгляд, красота формы, эстетика обаяния, харизма личности, кот на правом плече и, конечно же, берцы. Без берцев и Шиза не Шиза.

– Я простой сотник из милого села Ильинцы. Я не разбираюсь глубоко в политике. Здесь собрались такие же простые люди, как и я, патриоты Зоны Отчуждения, любящие эту землю. Нам многого не надо, мы просто хотим нормальных условий для поездок в Припять, свободно посещать ЧАЭС и так далее. Какие переговоры могут быть с кликой, полностью дискредитировавших себя? Они еще недавно приказывали ВОХРовцам стрелять по нам из гаусс-пушек, а Вы с ними переговоры ведете, за руку здороваетесь? Нам подачки в виде БЩУ-1 не нужны. Если к вечеру сегодняшнего дня ЧАЭС не будет свободна от этой клики, мы вместе с народом пойдем на штурм! Никаких переговоров с кликой, полная люстрация и наручники. АЗО – геть! Слава радиации!
– Сталкерам слава! – громко проскандировала вся площадь.
– Слава радиации! – повторила Шиза Сергеевна
– Сталкерам слава! – гул Полыни слышала вся ЧЗО.
Выступление отважного сотника Шизы Сергеевны из Ильинцов произвело неизгладимое впечатление на окружающих. Решив поддержать в едином порыве эту мужественную женщину, «Припять-сектор» и «Полесская дибильная сотня» пошли вперед, в сторону Чернобыльской атомной электростанции. ВОХРовцы, не ожидая такого мощного напора, начали просто убегать, бросая свои позиции.
– Что это было? – взволнованно спросил у Юного Кернеса Филатов.
– Ну все, АЗОшникам и чаэсным крысам теперь точно капец! Шиза – молодец, сказала правильные слова. Нечего с этой кликой разговаривать, нужно все брать в свои руки.

Толпа уверенно двигалась к ЧАЭС, быстро преодолев КПП «Лелев». На КПП никто не оказывал сопротивления, напротив, охраняющая его милиция добровольно сдалась митингующим, заявив о готовности быть в такой тревожный момент истории вместе с народом. Вот уже показались горизонты ЧАЭС и НБК. «Ну все, сейчас будет последний штурм», – подумал Филатов. Однако, вопреки ожиданиям серьезного сопротивления, со стороны ЧАЭС не раздалось ни единого звука. Что это? Затишье перед бурей? Митингующие остановились прямо у смотровой площадки.
– Хутен Пуй!!! – громко послышалось откуда-то с верхотуры НБК. – Ла-ла-ла-ла-ла!
Филатов поднял голову вверх. На самом верху НБК красовался Грицук и запевал свою любимую песню.
– Да тут никого нет! Все свалили куда-то, станция наша! – радостно крикнул он.
– Куда свалили-то? Вот так взяли и бросили все? – вслух недоумевал Филатов.
– Да вот говорят, что в Ростов свалили, боятся, что их люстрируют – ответил Юный Кернес.
ЧАЭС оказалась полностью в руках митингующих. Высшие должностные лица убежали, побросав СИЗ, теперь хозяевами ситуации на территории ЧЗО были «Полесская сотня» и «Припять-сектор».
– А поехали-ка в Припять, – предложила всем сотник Шиза Сергеевна. – Теперь это наша столица, наша земля, будем органы власти формировать.

Невозмутимый Олег Молчанов повез на своем «Спринтере» актив сотни и членов «Припять-сектора» в покинутый город. Пустые глазницы разбитых окон, связь с прошлой эпохой, остановившееся время, постапокалиптический мир… Ну здравствуй, Припять, революция дошла и до тебя. Штаб-квартиру нового государства решили открыть в шестнадцатиэтажке, расположенной по адресу улица Героев Сталинграда, 12/20. На крыше этого мистического шеснаря революционный актив начал издавать первые свои указы. Меньшик на правах крутого медийщика записывал указы на специальном холсте.
– Ребята, вы как хотите, но первый указ будет о чернобыльских котэ. Отныне они находятся под защитой нашего молодого государства, – не терпящим возражений голосом сказала сотник Шиза Сергеевна.
– Как назовем государство? – спросил Ваня Умнис
– А вот это уже будет второй указ. Отныне волею нашего радиоактивного народа объявляю эти земли Чернобыльской Народной Республикой (ЧНР) со столицей в городе Припять.
– Нам нужна легитимность и признание международного сообщества, – вполне резонно заметил Коля Геращенко.
– Именно так, – сказал Меньшик.
– Поэтому предлагаю назначить министра иностранных дел ЧНР.
– И кто им будет? – спросил юный Кернес.
– ДЕЩИЦА!!! – выкрикнул Грицук.
– А почему Дещица? – недоуменно спросила Шиза Сергеевна!
– Потому, что он ученый!
– ???
– В январе 2000 года в Давосе всем миром был поставлен вопрос: «who is mister Putin?». Ученые планеты долго ломали головы, пытаясь найти ответ на него. И вот спустя 14 лет Дещица смог дать четкий и развернутый ответ на поставленный вопрос. Одной тайной в мире стало меньше. Ну и поет еще Дещица неплохо.
– Дещица и Киеву пригодится. Нужен ведь новый посол Украины в Москве. Как раз верительную грамоту Президенту России и передаст. А главой МИД предлагаю назначить Фомичева! – сказала сотник Шиза Сергеевна.
– А почему его?! – хором спросили все.
– Вполне подходящая кандидатура, умеет говорить долго, нудно и ни о чем. И сцуко, всегда он всё лучше всех знает! Вот и пусть работает над признанием ЧНР в мире. Над кроватью у него всегда висит портрет Хутена, поэтому с востоком у нас будут прекрасные отношения.
– Хутен – пуй! Ла-ла-ла-лала-ла! – пропел Грицук.
– Записываю, Фомичев – МИД, – сказал Меньшик.
– Ну, с энергетикой у нас все понятно, тут разногласий быть не может, однозначно Грицук. – предложила Шиза Сергеевна.
– И директором ЧАЭС! – дополнил Умнис. – Попадет, наконец, в ЦЗ-3 и БЩУ-4!
– Принято. Кто будет прокурором у нас?
– Няш-мяш! – улыбнулся Юный Кернес.
– Ну да, как же мы без своей Поклонской, – улыбнулась Шиза. – Значит следить за законом будет Михална. Хяюха, я думаю, будет не против.
– С министром обороны у нас вопросов нет. Однозначно, Коля Геращенко. Будет руководить ополчением ЧНР. У него и визитка есть и кличка еще с военных времен – МОТОСТРЕЛОК. – сказал Меньшик.
– Ну да, хотя в Москве Ковалев все равно скажет, что он – Дмитрий Ярош. И обязательно 37 %!
– Министерство транспорта отдадим Костяну. Он и так все дороги и тропы в Зоне знает, – предложил Умнис.
– Костян – идеальная кандидатура, принимается, – согласилась Шиза Сергеевна.
– Надо не забыть и про радиоактивное трио, – напомнила Амалия, – как минимум одному из них должно достаться место в правительстве.
– И я даже знаю кому! – все также улыбнулся Юный Кернес.
– Ну да, однозначно Ершов – лучшая кандидатура для коменданта Припяти. А ты, Амалия, будешь заведовать Администрацией Коменданта Припяти. Ничего не меняется. Как приезжали к нему до революции, так и будем приезжать. Главное – готовьте что-нибудь жидкое, – постановила сотник «Полесской сотни»
– А мне разве не достанется министерский портфель? – спросил Юный Кернес.
– Министерство финансов и Национальный банк одновременно возглавит Кудряшка. Так что – ква… Какие еще предложения, господа?
– Женька «Ганц» Григоренко станет министром культуры. Зато каждый день в Припяти концерты будут в «Энергетике» – предложил Коля Геращенко.
– И культурное просвещение под названием «Как я ездил в Желтые воды», – добавил Грицук.
– Что там еще по министерствам у нас осталось?
– Мининформ, Минздрав, Минобр остались, – перечислил Умнис.
– Минздрав поручим Федоровой. Не зря ведь техникум медицинский заканчивала. Министерство информации – наш любимый Меньшик, писарь сотни и, конечно, медийщик же.
– А Минобр?
– Архитектора, однозначно! – не терпящим возражения голосом сказала Шиза.
– Архитектор возглавляет Министерство образования? – хором спросили все.
– Ну да. Вы знаете, что в 2013 году в Российской книжной палате было зарегистрировано 72 396 книг?
– И что?
– Дело в том, что он их все прочитал…
– Сильно. Утверждаем?
– Ну, а такой умный и интеллигентный человек сможет взять на себя бремя власти? – решил уточнить Коля Геращенко.
– Конечно. Помнится мне, когда он не смог попасть на визит к Турчинову, так он кроликов всех зарезал. Так что – наш человек, решительный и резкий, справится.
– Ну все, друзья, правительство сформировано, осталось выбрать Президента ЧНР… – с небольшим промедлением, поставила главный на сегодня вопрос Шиза Сергеевна.
– А кто должен быть Президентом?
– Наверное, тот, кто никак не связан с нами и не успел засветиться на Полыни рядом с троицей, – заметила Амалия.
– Ну да, так сказать – третья фигура, – согласился Умнис.
– Третья фигура? Нигде не засветился? Так это же…
Взгляды всех участников съезда ЧНР начали смотреть в сторону Филатова…
«Я не в курсе, я тут не причем. Это все не я….» – нервно думал про себя Филатов. Сердцебиение участилось, руки стали мокрыми от волнения, все тело пробирала дрожь.
– И так, Президентом ЧНР становится вот этот молодой человек … Молодой человек… Молодой человек…
– Молодой человек, просыпайтесь, поезд уже приехал в Киев, все уже покидают вагон, – растормошила Филатова проводница.
– Как, что? А где сотня? Где Президент? – спросонья сказал Филатов.
– Какая сотня, какой Президент? Вы, наверное, неплохо поспали, поезд уже пять минут как в Киеве. Не забывайте свои вещи, – улыбаясь, сказала проводница.

Филатов взял свой рюкзак и вышел из вагона в сторону Южного терминала ж/д вокзала. Там его уже ждали друзья – коллеги по покатушкам в Чернобыльскую Зону Отчуждения. Филатов еще раз протер глаза и убедился – да, это его друзья и очередная поездка в Зону состоится. «Приснится же такое…», – подумал про себя Филатов и пошел к ждавшему его Неоплану. На дворе стоял апрель – самая чудесная пора для поездок в этот загадочный и удивительный мир Зоны Отчуждения.

Брест-Киев-Чернобыль-Припять, апрель 2014

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru